Воскресенье, 20.08.2017, 07:12
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Мини-чат
200
English at Work
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вход на сайт
Поиск
Tegs
BBC: News
At University
Главная » Статьи » Художественный перевод

ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ И ТЕСТ НА ОБРАТНЫЙ ПЕРЕВОД

УДК 811.111:81

ЭКВИВАЛЕНТНОСТЬ И ТЕСТ НА ОБРАТНЫЙ ПЕРЕВОД

EQUIVALENCE AND BACK TRANSLATION TEST

 

Е. В. ОСЯННИКОВА

E. V. OVSYANNIKOVA

 

Запорожский национальный университет

Zaporozhye national university

 

Аннотация. Статья рассматривает эквивалентность на примере перевода английских культуроспецифичных единиц и обратного перевода их на русский язык.

 Abstract. The article considers equivalence in terms of examples of translation of English culturally specific units into Russian and their back translation into English.

Ключевые слова: эквивалентность, тест на обратный перевод, культуроспецифичные единицы.

Key words: equivalence, back translation test, culturally specific units,

 

Цель статьи – показать, что культурная специфика единиц не лишает эквивалентность статуса главной категории теории перевода.

Как только в проблематику перевода включается языковой материал, сразу же выясняется, что эквивалентность является самой востребованной категорией, поскольку в этой категории заложено представление о большей или меньшей близости переводящего текста (ПТ) исходному тексту (ИТ) [Jakobson 1992: c.144 - 151].

Классическим примером, обозначающим проблематику перевода, стало обозначение эквивалентных отношений между дорожными знаками, принятыми в англоязычных странах и их «естественными» французскими соответствиями [Vinay 1995: c. 5].

Вине и Дарбельне в своём труде основное внимание обращают на широкую идиоматику словосочетания, что, в общем, соответствует переводческой традиции, самым известным отклонением от которой является знаменитая книга Влахова и Флорина, авторы которой исследуют только культурную идиоматику [Влахов 1986]. Подход Вине и Дарбельне к отбору иллюстративного материала для переводчика  гораздо шире: он включает не только экзотику чужой культуры, но и своеобразие чужеземного мышления, проявляющегося в законах сигнальной системы. Вине и Дарбельне совершенно правы, указывая в приведённой мысли, что главным препятствием в переводе является странный выбор слов, их непредсказуемая сочетаемость и необычная синтаксическая организация высказывания. Рассмотрим несколько таких «неудобных» случаев.

Странное представление действительности в иностранном языке может иметь разную природу: особенности грамматического употребления, специфика образности, различия в синонимии и модальности и т. д. К неудобным относятся все ЕП, которые не проходят тест на буквальный и обратный перевод (literal and back translation). Иллюстративный материал может быть взят из художественного, новостного, медицинского, технического и любого другого текста, потому что рассматриваемая асимметрия является универсальным явлением во всех жанрах и стилях ИЯ и ПЯ. Примеры ниже взяты из романа Арчибальда Джозефа Кронина
“The Citadel” и его перевода на русский язык. В примерах жирным шрифтом выделены ЕП, которые не проходят тест на буквальный и обратный перевод.

 

1) АИТ: His cases were trivial, supremely uninteresting, a banal run of sprains, cut fingers, colds in the head. (Cronin. The Citadel. Part 1. Ch. VIII, 58)

РПТ: Все заболевания были шаблонны, совершенно неинтересны - вывихи, порезы, насморки.

В одном предложении имеется два неудобных соответствия, которые не проходят тест на буквальный и обратный перевод:

a banal run of sprainsвывихи (run является избыточным для РПТ);

colds in the headнасморки (in the head является избыточным для РПТ).

2) АИТ: Bank Street School broke up for the summer holidays at the end of the week. (Cronin. The Citadel. Part 1. Ch. IX, 66)

РПТ: Занятия в школе в конце недели прекратились.

Bank Street Schoolзанятия (метонимическая замена в РПТ является обычной, а вот опущение школьного адреса относится к дискуссионной области адаптации культуронимов);

broke upпрекратились (здесь мы имеем дело с эквивалентом из области контекстуально обусловленных вариантных соответствий, которые по определению не подчиняются формуле а = в, в = а; кроме того, здесь имеет место ошибка: совершенный вид не используется для обозначения идеи ближайшего будущего, что следует из контекста: правильно будет – занятия должны были закончиться, или – занятия заканчивались.

3) АИТ: He felt that some special celebration was needed before she took her leave. (Cronin. The Citadel. Part 1. Ch. IX, 66)

РПТ: Эндрью решил, что до расставания им надо как-нибудь повеселее провести время.

special celebration - повеселее провести время (наблюдается причинно-следственное смысловое развитие, в котором «ложный друг» special подвергается конкретизации).

4)  АИТ: I’d have a strike on my hands if even I tried to shift him.
(Cronin. The Citadel. Part 1. Ch. XII, 84)

РПТ: Попробуй я только его уволить, как вспыхнет забастовка.

on my hands - … (подвергается опущению в РПТ, потому что является избыточной и неприемлемой конкретизацией в русском языке);

shiftуволить (в тесте на обратный перевод в ряду первых возникают такие единицы, как discharge, dismiss, fire, sack, но shift здесь явно не претендует на первую роль.

5) АИТ: You’d have been thrown out on your neck.
(Cronin. The Citadel. Part 1. Ch. XII, 89)

РПТ: Вас бы вышвырнули вон.

on your neck - … (подвергается опущению в РПТ, потому что является избыточной и неприемлемой конкретизацией в русском языке)

6) АИТ: Mrs. Page stopped dead in the middle of a word.
(Cronin. The Citadel. Part 1. Ch. XII, 93)

РПТ: Миссис Пейдж замолкла на полуслове.

stopped deadзамолкла (в РПТ используется приём нейтрализации через опущение эмфатического наречия dead – мгновенно).

7) АИТ: But everyone upon that list had a convincing belief in him.
 (Cronin. The Citadel. Part 2. Ch. XIV, 201)

РПТ: Но каждый человек из этого списка глубоко верил в своего доктора.

had a convincing belief - глубоко верил (причинно-следственная связь в английской определительной конструкции воспринимается как тавтология в русском языке, что вынуждает прибегнуть к транспозиции грамматических разрядов в РПТ).

8) АИТ: Then another idea struck him and he was off again
 
(Cronin. The Citadel. Part 2. Ch. XIV, 204)

РПТ: Удовлетворенный, он сделал передышку, перестал ворчать на Кристин и в течение нескольких дней вёл себя сносно. Затем его осенила новая идея, и он опять с головой окунулся в работу.

he was off againон опять с головой окунулся в работу (английское выражение широкой семантики имеет в виду не только ту конкретизацию, которая появляется в РПТ, но и другую, вытекающую из предыдущего предложения, в котором говорится, что герой в течение нескольких дней «перестал ворчать на Кристин и вёл себя сносно»: он опять начинает ворчать на жену и вести себя несносно).

9) АИТ: He asked himself fretfully if he was to spend all his life running his head into stone walls. (Cronin. The Citadel. Part 2. Ch. XIV, 210)

РПТ: Он с озлоблением спрашивал себя, неужели ему всю жизнь предстоит биться головой о каменную стену?

Runningбиться (конкретизация данного действия через глагол в ИТ является неприемлемой для русского языка, образность которого связана с другими английскими синонимами: beat / bang one's head against a brick wall).

10) АИТ: He had won, he had carried them after all.
(Cronin. The Citadel. Part 2. Ch. XV, 214)

РПТ: Итак, победа, он таки убедил их!

had carriedубедил (в обратном переводе на первом месте оказались бы, конечно, глаголы persuade и convince).

 

      Краткий обзор приведённых выше «странностей» позволяет сделать следующие наблюдения о природе перевода:

1. Все указанные соответствия РПТ являются эквивалентными АПТ только в каком-то одном отношении, но не во всех; полная эквивалентность едва ли существует вообще:

«Эквивалентность объектов означает их равенство в каком-либо отношении; равенства объектов во всех отношениях не бывает. Всякая вещь универсума есть единственная вещь: двух вещей, из которых каждая была бы той же самой вещью, что и другая, не существует»
[Латышев 2003: c. 56]. Аналогичную мысль можно найти у Моны Бейкер:

“Although equivalence can usually be obtained to some extent, it is influenced by a variety of linguistic and cultural factors, and is therefore always relative”
[Baker 2004: c. 6].

2. Тест на обратный перевод есть высшей ступенью интерлинеарного метода, который в арсенале переводчика занимает важную стартовую позицию:

“I believe literal translation to be the basic translation procedure, both in communicative and semantic translation, in that translation starts from there [Newmark 2003: c. 70].

3. Из многообразия переводческих решений многие делают вывод об ущербности перевода, о принципиальной непереводимости и о теоретической бесполезности категории «эквивалентность»; мне ближе и яснее другое рассуждение:

 “The variability of translations is incontrovertible evidence of the limitless flexibility of human minds. There can hardly be a more interesting subject than that” [Bellos 2011: c. 9].

      Всё сказанное выше показывает, что лингвистическая школа перевода является востребованной, перспективной и бурно развивающейся наукой. Критика лингвистической школы сводится к призывам выйти за «порочный» круг челночных движений между ИТ и ПТ и обратиться к более широкому контексту, учитывающему влияние перевода на идеологию и культуру, а также влияние последних на перевод. Считая это направление важным отличием современной теории перевода, предлагаю рассмотреть его отдельно, но прежде (в следующем параграфе) надо обратиться к ошибкам перевода, иллюстрирующим факт нежелательного отступления от эквивалентных отношений или полное их отсутствие.

 

Выводы

1.  Говорить о переводе вне категории эквивалентности возможно в том случае, если исследователя интересуют внешние факторы по отношению к главному инструменту перевода – языку. В этой области лежат работы, в которых рассматривается история возникновения перевода, личность его автора, коммуникативный проект, идеологический заказ, мыслительный процесс, философский смысл перевода и т. д.  Как только в повестку исследования включается сопоставление ИТ и ПТ, становится неизбежным:

1) сосредоточить внимание на особенностях двух сигнальных систем: ИЯ и ПЯ;

2) сегментировать ИТ на ЕП и их эквиваленты в ПТ, выделив в этой операции проблемные («странные» или «неудобные») соответствия;

3) соотнести проведённую сегментацию с лингвистической номенклатурой: перфект, пассив, существительное, прилагательное, эпитет, эвфемизм, коллоквиализм, архаизм, термин и т. д.

2. Анализ примеров определяет эквивалентность в качестве главной категории переводческой проблематики, которая обеспечивает базис для сопоставления ИТ и ПТ. Сама операция перевода предполагает в качестве своего результата установление эквивалентных отношений на разных уровнях языковой структуры: слова, словосочетания, предложения кста.

Но эта цель не всегда достигается, и тогда вместо эквивалентного соответствия появляется неэквивалентное.

3. Перевод может порождать только эквивалентные и неэквивалентные соответствия. Первые могут уточняться: хорошие или плохие, полные или частичные, односторонние или двусторонние, естественные или «динамические», языковые или речевые.

4. Самое интересное в переводе – это концептуализация действительности разными языковыми средствами, что помещает синонимию в центр любого переводческого исследования. Самое интересное в синонимии – это «странные» единицы, которые не проходят тест на буквальный и обратный перевод.

5. Культурная специфика обозначена прямо только в одном из примеров выше: Bank Street School. Во всех остальных она выступает в предпочтительном (для английского языка) способе описания ситуации, которая в других языках описывается «точкой зрения», свойственной только  этим языкам и требующей иной организации лексико-грамматических средств.

________________________________________________________________

 

Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. – 2-е изд. – М.: Высш. шк., 1986. – 416 с.

Латышев Л.К., Семенов А.Л. Перевод: теория, практика и методика преподавания: Учебное пособие для студентов переводческих факультетов высших учебных заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 192 с.

Baker, Mona. In Other Words. London and new York: Routledge, 2004. –
304 p.

Bellos, David. Is That a Fish in Your Ear?: Translation and the Meaning of Everything. - Particular books, 2011. – 400 p. 

Jakobson, Roman. On Linguistic Aspects of Translation // Theories of Translation: An Anthology of Essays from Dryden to Derrida: Ed. by Rainer Schulte and John Biguenet. – The University of Chicago Press: Chicago and London, 1992. – P.  144 – 151.

Newmark, Peter. A Textbook of Translation. – Longman, 2003.  -  292 p.

Vinay, Jean-Paul and Darbelnet, Jean. Comparative Stylistics of French and English: A Methodology for Translation/ - John Benjamins Publishing Company: Amsterdam / Philadelphia, 1995. – 358 p.

 

 

 

 

Категория: Художественный перевод | Добавил: Voats (20.01.2016)
Просмотров: 269 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]