Понедельник, 21.08.2017, 18:41
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Мини-чат
200
English at Work
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вход на сайт
Поиск
Tegs
BBC: News
At University
Главная » Статьи » Единицы перевода

В. В. Овсянников, Н. Н. Газда. Перевод разговорной лексики.

ОВСЯННИКОВ В. В., ГАЗДА Н. Н.

(Запорожский национальный университет)

 

 ПЕРЕВОД РАЗГОВОРНОЙ ЛЕКСИКИ

 

В. В. Овсянніко, Н. Н. Газда. Переклад розмовної лексики. У статті розглядаються перекладацькі  проблеми розмовної лексики.

Ключові слова: розмовна лексика, сленг, стилістична диференціація, неперекладність, відносна перекладність, одиниця перекладу.

 В. В. Овсяннико, Н. Н. Газда. Перевод  разговорной лексики. В статье рассматриваются переводческие проблемы разговорной лексики.

Ключевые слова: разговорная лексика, сленг, стилистическая дифференциация, непереводимость, частичная переводимость, единица перевода.

V. V. Ovsyannikov, N. N. Gazda. Translation of informal lexis. The article explores translation problems of informal lexis.

Key words: colloquial lexis, slang, stylistic differentiation, untranslatability, relative translatability, translation unit.

 

Цель настоящей статьи – раскрыть переводческую проблематику разговорных единиц языка, многие из которых носят статус «относительно переводимых» и «непереводимых».

 Актуальность исследования определяется следующими соображениями:

1. Разговорные единицы, возникая в живом и непосредственном общении, представляют для лингвиста важнейший полевой материал исследований, потому что любые изменения в этом классе единиц позволяют делать прогнозы о развитии всей языковой системы [Балли 1961: 38].

2. Решающую роль в воспитании высокой языковой компетенции играет высокочастотный слой разговорной лексики. Руководствуясь принципом частотности, синонимический словарь английского языка "Language Activator” иллюстрирует стилистические нюансы разговорных единиц из 10-миллионной выборки [Activator 1997]. Несомненным достоинством этого издания были подробные объяснения теоретических позиций, заложенных в словаре, и рекомендации о технике использования словарных статей. Словарная выборка издания 2002 года составила уже более 300 млн. единиц. К сожалению, существенное увеличение полевого корпуса слов сопровождается изменением комментария в худшую сторону: он становится очень скудным, вся теоретическая полемика о стилистической дифференциации лексики исчезает.

3. «Естественность» - важнейший ориентир для переводчика в стратегии Горация – связывают, прежде всего, с нормами разговорной речи
[
Bassnett 1998]. 866 концептов, объединяющих синонимические группы «Активатора», иллюстрируются «естественными» примерами.

4. Фундаментальный вопрос создания универсального инвентаря стилистических помет решается неудовлетворительно в большинстве словарей. Блестящим и до сих пор никем не превзойдённым достижением в этом смысле является «Введение», составленное И. Р. Гальпериным к БАРСу [БАРС 1979].

5. Всеобщая переводимость, в основе которой лежат три фактора (одинаковый механизм физического восприятия у всех людей, единство окружающего нас материального мира и универсальность базовых намерений
[Овсянников 2011]), не исключает существования лакун в языковых межсоответствиях [Овсянников 2010].

         Погружение в тему начнём с разбора словарной дефиниции.

АИТ: I like a good smooch from my hubby.

РПТ: Я хочу, чтобы мой муж меня как следует поцеловал.

         Выделенные соответствия не являются эквивалентами. Английское разговорное smooch  включает два значения: целовать и обнимать. Следовательно, в переводе мы имеем дело с конкретизацией. Столь же правомерно было бы перевести: как следует обнял. Обе конкретизации – недостаточно конкретны, о чём говорит «Активатор»:

Smooch – an informal word meaning to kiss frequently and for a long time, usually while dancing slowly.

         Рассмотренный пример позволяет сделать некоторые предварительные выводы:

1. В области разговорной лексики едва ли следует искать абсолютные эквиваленты. Как правило, используемое соответствие отражает только часть семантики исходной единицы.

2. Даже в пределах одного предложения наблюдаются разные стратегии в переводе интересующего нас класса единиц. В соответствии  a good smooch - как следует поцеловал наблюдается стремление найти функциональный аналог. В соответствии hubby  - муж наблюдается нейтрализация: с потерями разговорных коннотаций мирятся, хотя напрашивается функциональный аналог hubbyмуженёк.

3. Словари не могут фиксировать стремительные изменения в семантике некоторых представителей класса разговорных единиц. Линн Виссон метко назвала такие единицы «хамелеонами» в одноименной книге [Виссон 2011].

4. Словари не фиксируют этимологические мифы, с которыми связано употребление многих разговорных единиц. Например, таких, как let the cat out of the bag, the whole nine yards, rule of thumb и многих других [Wilton 2009].

         Все четыре наблюдения позволяют говорить об относительной переводимости разговорной лексики. Есть разные причины относительной и полной непереводимости – дело здесь не только в подвижной семантике коллоквиализмов. Наблюдается много случаев, когда прямой перевод, позволяющий сохранить стилистическую нагрузку исходной единицы, считается неприемлемым, потому что принимающая культура отвергает использование вульгарных и нецензурных выражений.

Обратимся к заголовкам, украсившим 24 марта новостные сайты «непереводимой» единицей, которая нахально переместилась из сферы разговорной речи в сферу масс медиа, хотя имеет статус «непечатной»:

Патриарх Кирилл призвал не оправдывать «кощунство» Pussy Riot

Главный юрист РПЦ считает Pussy Riot нарушителями УК

Pussy Riot: единого мнения нет

                Формально источником неприличного каламбура, выделенного выше, является английский язык. В действительности, источником является русскоязычный дискурс, который использует английские единицы в самых разных целях. В данном случае российская феминистская панк-рок-группа назвала себя скандальным именем в рекламных целях, надеясь таким способом завоевать популярность. Организовывая свои выступления в формате нелегальных акций в нетрадиционных местах (станции московского метро, крыши троллейбусов, следственный изолятор полиции, Красная площадь и Храм Христа Спасителя), ушлые девицы добились своего и приобрели сомнительную славу всего за полгода.

         В Интернете можно найти разные варианты перевода Pussy Riot, но в печати данная единица признана «непереводимой» и используется только как англоязычное заимствование. На самом деле, непереводимость здесь состоит только в том, что стилистические нормы принимающей культуры не позволяют использовать непечатную лексику, хотя начинающие переводчики обнаруживают устойчивую склонность использовать «эквиваленты» с аналогичной функциональной нагрузкой [Бузаджи 2006]. Используемая в роли английского заимствования в русскоязычном дискурсе,  данная единица не выглядит столь одиозно.

         Разнообразие приёмов борьбы с «непереводимостью», охарактеризованной выше, демонстрируют переводы литературной классики. Рассмотрим следующий пример, стилистическая единица в котором (выделена шрифтом) принадлежит классу узуальных дерогативных эпитетов. Опущение прилагательного dirt во всех переводах позволяет утверждать, что к интерпретации привлекается не только знание ситуации (беседа между близкими людьми), но и стилистический контекст, требующий воспроизвести транслему в соответствии с нормами принимающей культуры:

 

АИТ: "Don’t talk to me. You dirty little bitch. You’ve made me cry.

         "Angel”. (W. S. Maugham. Theatre)

РПТ: - Не заговаривай со мной. Маленькая чертовка, ты заставила меня  плакать.

          - Ангел!                

НПТ: «Sprich nicht mit mir. Du hast mich richtig Zum Weinen gebracht, kleines Biest

           «Lieber!»

ФПТ: - Taisez-vous, petite garce! Vous m‘avez fait pleurer.

          - Cherie!

Самое главное для переводчика в этом примере – понять, что дерогативный эпитет использован «не по назначению» (это – одна из разновидностей иронии, когда в плохое слово вкладывают хороший смысл). Это – вторая причина (после консервативных норм принимающей культуры), по которой в родном языке надо искать менее «сильное» соответствие, несущее аналогичную функциональную нагрузку – эквивалент оказывается неприемлем в РПТ и НПТ. ФПТ близок оригиналу, хотя конкретизирует дерогативный эпитет АИТ в довольно неожиданном направлении: в семантику дерогативного французского  эпитета  garce входит  значение потаскуха, что никак не вписывается в контекст.

Табуированная лексика представляет собой неотъемлемую часть разговорной. Грамматика Суона создаёт впечатление, что табуированная лексика связана исключительно с непечатными словами [Swan 1995]. Несмотря на авторитет автора, мы склонны присоединиться к другой точке зрения, которая связывает их с языковой игрой  в области определённой тематики [Кудрявцев 2001].

Интерпретации разговорных единиц мешает одновременное использование в англоязычной лексикографии маркеров «slang» и «informal». Приведём пример:

24 марта на сайте euronews появился заголовок:

Cameron calls last orders for ‘binge-drinking Britain’

В переводах цитата с разговорной единицей подвергается генерализации:

РПТ: В Великобритании установят минимальный порог цен на дешевый алкоголь

НПТ: Cameron: Schluss mit billigem Fusel!

ФПТ: Grande-Bretagne : contre l’ivresse à outrance, David Cameron s’attaque au prix du flacon

Во всех переводах опущению подвергается отрицательная оценка, которую премьер-министр даёт привычке своих соотечественников злоупотреблять алкоголем. Другими словами, семантика binge  в переводах игнорируется. Англ. binge (кутеж)  маркируется в словарях маркерами informal и slang, что подтверждает наблюдение И. Р. Гальперина: сленг – неудобный стилистический маркер, поскольку охватывает все пласты разговорной лексики и является, таким образом, очень многозначным, конкурируя с другими общими маркерами («разговорное» или «informal»). Все эти маркеры нельзя противопоставлять друг другу – нужно выбрать один.

Наблюдаются случаи отступления от словарного эквивалента, когда стилистические нормы принимающей культуры не противоречат его использованию:

АИТ: Maas hints at a darker side to the free-for-all. (The Telegraph.  Mad Men, mad women and mad days. By Glenda Cooper. 7:30AM GMT 21 Mar 2012)

РПТ: Маас упоминает и о темной стороне этого праздника жизни. 

Как ясно из приведённого перевода  на  inosmi.ru, переводчик не использует ни русское соответствие (всеобщая драка, свалка), ни соответствие, предлагаеиое толковым словарём (a disorganized or unrestricted situation or event in which everyone may take part, esp. a fight, discussion, or trading market). Толковый словарь, как мы видим, предлагает более детальную семантику, но праздник жизни явно выходит за её границы, хотя может рассматриваться как пример очень удачной (контекстуально обоснованной) конкретизации.

Для понимания актуальной контекстуализации разговорной лексики важную роль играет жанр новостей. Не случайно в своей выборке «слов-хамелеонов» Линн Виссон обращается именно к этому жанру. Не случайно к этому жанру для демонстрации модных слов (buzz words) обращается Дэвид Кристел, ведущий соответствующую рубрику на сайте bbc.co.uk.

В заключение отметим, что разговорную окраску не нужно ассоциировать только с лексикой. Грамматика располагает богатым репертуаром носителей разговорных коннотаций, которые гораздо менее изучены (здесь мы полностью разделяем мнение Ю. М. Скребнева). В примерах ниже они возникают под влиянием опущения личного местоимения первого лица:

Англ.: Can’t say I’d noticed it.

Нем.: Schön! Werde mal selbst aussuchen (Remarque)

Фр.: "Je suis Christophe Krafft…” –  "Connais pas”. (Rolland)
[Скребнев 1985: 188

Во французском примере опускаются два слова: местоимение Je и первая часть отрицания ne.

 

Выводы

1. Использование в англоязычной лексикографии маркеров «informal» и «slang» является спорной практикой, поскольку оба маркера являются самым общим способом представления очень отличающихся классов разговорной лексики. Эту мысль очень убедительно обозначил И. Р. Гальперин в БАРСе. Третьему изданию БАРСа исполнилось 33 года. Это – юбилейная дата последнего лексикографического шедевра докомпьютерной эпохи. Тем значительнее выглядят его достижения, среди которых – гениально простая схема стилистической дифференциации английской лексики.

2. Переводчик должен исповедовать идею «переводимо всё» с учётом понимания тех ограничений, которые требуют нормы принимающей культуры.

Стилистические нормы русской культуры не позволяют использовать в переводе эквиваленты  табуированной лексики английского языка. В этом смысле табуированная лексика является относительно переводимой.

3. Заказчик перевода, совокупность факторов, определяющих задачи перевода в принимающей культуре (скопос), особенности коммуникативного проекта с учётом его адресата – заставляют переводчика в одном случае обращаться к транскрипции (copywriter - копирайтер), а в другом – к описательному переводу (copywriter - составитель рекламных текстов).

4. Обобщить практику перевода коллоквиализмов позволяют двуязычные словари сленга, но особое место в доминирующей контекстуализации данных единиц занимает жанр новостей, в котором представлены самые высокочастотные их представители.

 

Литература

1. Балли, Шарль. Французская стилистика (перевод с французского
К. А. Долинина). – М.: Иностранная литература, 1961. – 395 с.

2. БАРС – Большой англо-русский словарь: В 2-х т. Ок. 150000слов./ Сост.
Н. Н. Амосова, Ю. Д. Апресян, И. Р. Гальперин и др.; Под общ. Рук.
И. Р. Гальперина. – 3-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1979. Т. 1
AL. 824 c.

3. Бузаджи Д. М.. Норма ненормативного. - Мосты, №1 (9). – М.: «Р.Валент», 2006. – С. 43 – 55.

4. Виссон, Линн. Слова-хамелеоны и метаморфозы в современном английском языке. – М.: «Р. Валент», 2010. – 160 с.

5. Кудрявцев А. Ю. , Куропаткин Г. Д. Англо-русский словарь табуированной лексики и эвфемизмов. – Мн.: ООО «Кузьма», 2001. -
 384 с.

6. Овсянников В. В. Точка зрения переводчика: лекции по университетскому переводоведению. Учебное пособие для студентов переводческих отделений университетов. – Запорожье: Просвіта, 2010. - 448 с.

7. Овсянников В.В. Модальность и перевод: монография. – Запорожье: Просвіта, 2011. –  364 с.

8. Скребнев, Ю.М. Введение в коллоквиалистику. – Изд-во Саратовского ун-та, 1985. – 210 c.

9. Тобольская С. И. В мире сленга. – Саратов: Лицей, 2004. – 272 с.  

10. Activator – Longman Language Activator: The World’s First Production Dictionary. – London: Longman, 1997. – 1587 p.

11. Bassnett, Susan and Lefevere, Andre. Constructing Cultures: Essays on Literary Translation. - Clevedon, Philadelphia, Toronto, Sydney, Johannesburg: Multilingual Matters LTD, 1998. – 143 p.

12. Swan, Michael. Practical English Usage. – Oxford University Press, 1995.
– 658 p.

13. Wilton, David. Word Myths: Debunking Linguistic Urban Legends. – Oxford University Press, 2009. – 221 p.

 

 

 

Категория: Единицы перевода | Добавил: Voats (28.03.2012)
Просмотров: 2098 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 151 2 »
15  
The article introduces translation problems of informal lexis. You
shouldn't search an absolute equivalent. In translation of informal
lexis you should be so prudent. Unless the translator takes into account
informal lexis such translation will be inadequate. And also you should
afraid lest such translation lose emotional and stylistical
characteristics. The translator must adhere to certain rules in the
translation let alone rules of the accepting culture.

14  
Манжос Александра 2338- 405 АП 10.04.12
The article considers problems in translation of informal lexis and I agree with author’s viewpoint that colloquial lexis plays crucial role in development of linguistic competence. Translation of informal lexis will always cause difficulties, unless we draw on news genre. I fear lest translators face problems during colloquial lexis translation, because there are no absolute equivalents. We should take into account certain characteristics of translation units let alone norms of host culture during translation of such lexis.

13  
I completely agree that translation problems of informal lexis are matter of grave importance concerning translatology. Unless linguists start to investigate the questions of colloquial language we will always face translation incompetence. I fear lest translation incompetence should base on own knowledge of informal lexis besides linguistic research. In my opinion professional linguist should improve not only the knowledge of standard language but the knowledge of informal one, untranslatable play on words let alone common words of high frequency.

12  
I agree with the author point of view. I believe colloquial lexis is very important material for linguistic investigations. A lot of slang words and phrases are considered to be vulgar. That's why before using them you should learn their meaning lest seem rude or uncouth. Unless gorgeous metaphors and phrases fall into the slang category, which can renew and enliven any speech, let alone intensifiers.

11  
Colloquial units are very changeable. The authors refer to L.Visson, who called such units "chameleon". All units are untranslatability unless news genre. The authors give ways of translation of such units. Let alone generalization nd I am agree with such way of translation.

10  
I agree with the author's points of view that informal lexis is very contradictory. Translator must remember about informal lexis and slang lest he or she shouldn't make mistakes during translation. Translator must remember that everything can be translated, let alone the restrictions which are demand norm of accepting culture.

9  
I agree with the author's point of view that colloquial units is a real trouble for the translator. The main idea of the text is that while translating we are to deal with the problems of translational perspective of colloquial units of language.
The translator has to keep to the idea that everything can be translated, let alone the restrictions which demand norm of accepting culture.
We are to be alarmed, lest we find the equivalents.
That is why, unless the translator has no idea how to interpret words correctly, he is to find or create relevant equivalents within a specific context.

8  
In this article the author tackles the problems in translation of informal lexis and slang. A translator should remember of these problems, lest he or she should make any mistakes during translation. A translator should support the idea that everything can be translated, let alone the understanding of restrictions which are demanded by the accepting culture. The authors claim that Russian standards of translation do not let us use the Russian equivalents of English taboo words. Slang vocabularies can help a translator very much, let alone the news that contains many words of high frequency.
I agree with the authors and think that translators should pay attention to such problems of translation.

7  
Colloquial lexis rarely has absolute equivalents and translators are mainly looking for functional analogs. Movable semantics of colloquial words is the reason for their untraslatability let alone the direct translation therefore can be considered unacceptable due to vulgar and obscene lexis. In spite of the fact that many of these language units are considered untranslatable or relatively translatable, the taboo words are an integral part of colloquial lexis. Translator has to use different means of translation lest it be irrelevant for lexis of receiving culture.

6  
I agree to the author's idea that the high-quality informal language plays an important role in language competence. Lest should break the norms of target language the interpreter should use the idea that everything can be translated taking into account these norms. Unless the stylistic norms of russian culture allow to use the taboo words of English language during translation. Bilingual slang dictionaries allow to generalize the practice of translation of colloquialisms, let along the genres of news.

1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]