Вторник, 19.09.2017, 18:20
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Мини-чат
200
English at Work
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Вход на сайт
Поиск
Tegs
BBC: News
At University
Главная » Статьи » Метаязык переводоведения

Овсянников В. В. Метафора в англоязычном переводоведении
Овсянников В. В. Метафора в англоязычном переводоведении // Университетское переводоведение. Вып. 7. Материалы VII международной научной конференции по переводоведению «Фёдоровские чтения» 20 - 22 октября 2005 г. – СПб: Филологический факультет СпбГУ, 2005. – С. 348 – 355. 

В. В. Овсянников
(Запорожье)

Метафора в англоязычном переводоведении

Предметом данного исследования является прозрачная и непрозрачная метафора (ПМ и НМ) в англоязычном переводоведении. Под прозрачной метафорой имеется в виду её переводимость, под непрозрачной – необходимость дефиниции или комментария. Теоретический смысл данного исследования состоит в том, чтобы привлечь внимание к той части двуязычной научной полемики, в которой используются разные коды и которая служит большой территорией непонимания между учёными наших (русскоязычных и англоязычных) стран.
История переводоведения неразрывно связана с метафорой. Отмечены совпадения метафорических образов в разных языках. Эти совпадения бывают столь поразительны, что их принимают за факт перевода, хотя при внимательном рассмотрении это оказывается не так. Классическим примером служат афоризмы де Местра и Пушкина:
«Переводчики – почтовые лошади просвещения» (Пушкин).
«Les traducteurs sont les chevaux de trait de la civilisation» (Joseph de Maistre).

Как известно, в русскоязычном научном дискурсе доминирует сухая и бесцветная фраза, «облагороженная» густой примесью английских заимствований, по поводу которых в далёком 1981 в «Вопросах языкознания» с разгромной статьёй выступила Н. А. Катагощина². Эта статья остаётся актуальной по сей день.
Признанным отличием англоязычного научного дискурса является демократический стиль, допускающий даже такую вольность как окказиональная метафора. Приведём примеры.
1. Владимир Набоков о рифме: 
«“Rhyme” rhymes with “crime”, when Homer or Hamlet are rhymed. The term “free translation” smacks of knavery and tyranny. It is when the translator sets out to render the “spirit” – not the textual sense – that he begins to traduce the author. The clumsiest literal translation is a thousand times more useful than the prettiest paraphrase»³ (здесь и в дальнейшем метафорические единицы выделены мной – В. О.).
2. Дуглас Робинсон о надёжности перевода:
«Nothing is utterly reliable, everything takes time, and there ain’t no such thing as a free lunch» 4 . 
3. Энциклопедия переводоведения о неизбежности выделения единиц перевода:
«…the reason to select a reasonably sized portion of the text for attentional focus at any one time is the same whether one considers this portion a structure and calls it, for instance, a clause, or whether one considers it a sense unit and calls it, for instance, a proposition, an idea-unit, or a sense unit. The point is that ’meaning’ is realized in the language of the source text and must be realized subsequently in the language of the target text, and it makes no more sense to suggest that translators can ignore linguistic units than it would to suggest that car drivers can ignore the steering mechanism when turning corners»5.
4. Анна-Мария Бойкс о низком общественном статусе перевода и переводоведегния:
«Translation and interpreting would be regenerated and able to shed their hitherto Cinderella images» 6 .
5. Кристиана Норд о систематизации переводческих проблем:
«Systematizing translation problems in the first stages of translation training can be compared with a kind of supporting ‘corset’: as soon as the students have learned to deal with the basic rules of the ‘craft’, they may lay aside the corset and feel free to try out their own creative ways of solving translation problems» 7.
6. Руне Инго о важности теории перевода в курсе переводоведения:
«Training is not just a matter of translation and interpreting exercises, which can be compared to simulated experience. Translation theory is equally important because it offers us a chance to rise above grass-root level, to see the wood and not just the trees… translation theory can thus be said to have the same function with regard to the study of interpreting and translation as grammar has with regard to the study of languages» 8.
7. Серджио Виаджио о недооценке теории со стороны профессиональных переводчиков:
«Most translators and interpreters the world over refuse to conceive that their practice can be conceptualised or that such a conceptualisation could help improve it. Translators and interpreters read as much about translation and interpreting as shoe-makers about shoe-making; if they consider themselves professionals it tends to be on the basis of their otherwise unconnected college degrees. Indeed, most interpreting courses are postgraduate, an afterthought, as it were, to those otherwise unconnected degrees. It is time our institutions realised that training and forming are different things. Doctors are not merely trained, nurses are. If translation and interpreting institutions want to produce professionals with comparable knowledge and skills, then they have to form their students along parallel lines» 9. 
Приведённые метафоры характеризуются прозрачностью. Их функция – с помощью неожиданной ассоциативной связи создать яркий и запоминающийся образ. Во время восприятия такого образа наблюдается некий информационный взрыв, уничтожающий возможные помехи восприятию и способствующий (не в последнюю очередь под воздействием гедонистического эффекта!) быстрому декодированию и лучшему запоминанию сообщения. 
Многие метафоры из этого арсенала вошли в сокровищницу крылатых выражений переводоведения, ярким представителем которых является широкоцитируемое высказывание Фридриха Шлейермахера о двух стратегиях, доступных переводчику:
«Either the translator leaves the writer alone as much as possible and moves the reader toward the writer, or he leaves the reader alone as much as possible and moves the writer toward the reader. Both parts are so completely different from one another that one of them must definitely be adhered to as strictly as possible, since a highly unreliable result would emerge from mixing them, and it is likely that the author and reader would not come together at all»10.
В этом высказывании переводчику отводится почётная роль: подобно шахматному игроку, он может «поставить» писателя рядом с читателем, а может, напротив, заставить читателя совершить поход к читателю.
Как только «движение» (состав действий переводчика) не именуется в переводоведении: здесь и движения челнока (швейного) от ИТ к ПТ, и рискованные манёвры корабля между двумя скалами (буквальным и вольным переводом), и колебания маятника переводческих пристрастий, и бесконечное путешествие по филологическому кругу и др. Особую ценность для переводоведения имеют попытки интерпретации метафор. Вот, например, какое толкование известной метафоры Иеронима можно найти у Гуго Фридриха:
«…we find the following statement by Saint Jerome, which sounds even in his words like a declaration of power by a Roman emperor: “The translator considers thought content a prisoner which he transplants into his own language with the prerogative of a conqueror.” This is one of the most rigorous manifestations of Latin cultural and linguistic imperialism, which despises the foreign word as something alien but appropriates the foreign meaning in order to dominate it through the translator’s own language»11 . 
Такое толкование знаменитой метафоры расходится с распространённым в переводоведении отношением к Иерониму, как отцу интерлинеарного (пословного) перевода 12.
Использованию таких метафор в русскоязычном научном дискурсе нет объективных препятствий. Совсем по-другому обстоит дело с терминологическими метафорами, которые появляются в англоязычном переводоведении и очень часто являются носителями оригинальной точки зрения: pure language (Walter Benjamin), through-translation, naturalness (Peter Newmark), abduction, reliability (Douglas Robinson), redressive action, face-threatening act (Basil Hatim and Yan Mason), domestic agenda, middlebrow audience, remainder (Lawrence Venuti) etc.
Многие учёные понимают необходимость терминологического сближения и понимают, что это сближение будет происходить на базе английского языка. Следствием этого понимания является стремление приспособить термины, используемые в знаковых работах наших англоязычных коллег к русскоязычному научному дискурсу. Задача эта сложная и важная, и решение её имеет настолько большое практическое значение, что любые попытки терминологического «одомашнивания» следует приветствовать. Однако, надо отдавать отчёт, что в этой сфере неизбежны поверхностные и ложные интерпретации англоязычных терминов.
Именно так получилось с термином Л. Венути remainder в работе Ю. П. Чалой, опубликованной в 7-м выпуске научного издания «Язык и культура» 13. Этот термин Ю. П. Чалая определяет как «чужі елементи» (и пишет, кстати, как reminder), что едва ли укладывается хотя бы в такую дефиницию Венути: 
«a language, at any historical moment, is a specific conjuncture of a major form holding sway over minor variables. Lecercle (1990) calls them the "remainder"»14 (Venuti, 1998: 10).
В таком комментарии есть мотивация для метафоры, хотя всё равно статус «остатков» в концепции Л. Венути имеет весьма скользкую природу: слишком много переменных вовлечено в любимое (хотя и не родное) детище Л. Венути, слишком часто автор помещает этот термин в разные контексты, под воздействием чего количество ассоциативных связей обнаруживает явную тенденцию к возрастанию. 
Терминологические метафоры наилучшим образом выполняют свою функцию, когда привязаны ясным примером к одному явлению и вызывают одну ассоциацию. Именно так можно ослабить тенденцию природных явлений и соответствующих терминосистем противиться классификации в виде чётких, строго определяемых категорий15. Работая над метафорой в этом направлении, следует помнить глубокую мысль А. Рапопорта: «В конце концов теоретическая наука – это в основе своей упорядоченное использование метафоры»16.. 
Выводы
1. Метафора, как центральный механизм познания, является постоянным источником пополнения терминосистем разных наук. В этом состоит эвристическая функция метафоры.
2. Окказиональные метафоры создают то концептуальное поле, в котором в конце концов появляется терминологическая метафора, знаменующая собой новый уровень обобщения и толкования фактов.
3. Английский язык в силу фактора глобализации стал основным поставщиком метафорических терминов в переводоведении. Для того чтобы сделать такие термины прозрачными, нужно дать перевод их хотя бы на те языки, которые чаще всего используются в качестве инструмента межнационального общения: русский, французский, немецкий, испанский.
4. Особая ответственность в этом деле ложится, понятно, на носителей английского языка. Отсутствие такой попытки – лучшая иллюстрация того, какими неискоренимыми моноглотами стали наши англоязычные коллеги (и это притом, что они занимаются переводом и должны интересоваться, что в их работах станет переводческой проблемой!)

Примечания 
  ¹ Гарбовский Н. К. Теория перевода: Учебник. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 2004. – С. 132.
  ² Катагощина Н. А. О языке лингвистических диссертаций // ВЯ, № 6. – М.: Наука, 1981. – С. 147 – 149.
3Nabokov, Vladimir. Problems of Translation: Onegin in English // Theories of Translation: An Anthology of Essays from Dryden to Derrida: Ed. by Rainer Schulte and John Biguenet.– The University of Chicago Press: Chicago and London, 1992. – P. 127.
4 Robinson, Douglas. Becoming a Translator: an Introduction to the Theory and Practice of Translation. – London and New York: Routledge, 2002. – P. 17.
5 Routledge Encyclopedia of Translation Studies / Ed. By Mona Baker. – Routledge: London and New York, 2004. – P. 287.
6 Beukes, Anne-Marie. Training Translators in Post-Apartheid, Democratic South Africa //Teaching Translation and Interpreting: Training Talent and Experience // Papers from the First Language International Conference: Elsinore, Denmark, 31 May – 2 June 1991 (Copenhagen Studies in Translation). Ed. By Cay Dollerup and Anne Loddegaard. – Amsterdam / Philadelphia: John Benjamins, 1992. – P. 31 - 36.
7 Nord, Christiane. Text analysis in translator training // Teaching Translation and Interpreting: Training Talent and Experience // Papers from the First Language International Conference: Elsinore, Denmark, 31 May – 2 June 1991 (Copenhagen Studies in Translation). Ed. By Cay Dollerup and Anne Loddegaard. – Amsterdam / Philadelphia: John Benjamins, 1992. – P. 39 – 48.
8 Ingo, Rune. Translation theory: four fundamental aspects // Teaching Translation and Interpreting: Training Talent and Experience // Papers from the First Language International Conference: Elsinore, Denmark, 31 May – 2 June 1991 (Copenhagen Studies in Translation). Ed. By Cay Dollerup and Anne Loddegaard. – Amsterdam / Philadelphia: John Benjamins, 1992. – P. 49 – 56.
9 Viaggio, Sergio. Translators and Interpreters. Professionals or Shoemakers // Teaching Translation and Interpreting: Training Talent and Experience // Papers from the First Language International Conference: Elsinore, Denmark, 31 May – 2 June 1991 (Copenhagen Studies in Translation). Ed. By Cay Dollerup and Anne Loddegaard. – Amsterdam / Philadelphia: John Benjamins, 1992. – P. 307 – 312.
10 Schleiermacher, Friedrich. From On the Different methods of Translating // Theories of Translation: An Anthology of Essays from Dryden to Derrida: Ed. by Rainer Schulte and John Biguenet. – The University of Chicago Press: Chicago and London, 1992. – 36 -54.
11 Friedrich, Hugo. On the Art of Translation // Theories of Translation: An Anthology of Essays from Dryden to Derrida: Ed. by Rainer Schulte and John Biguenet. – The University of Chicago Press: Chicago and London, 1992. – P. 12 – 13.
12 Bassnett, Susan and Lefevere, Andre. Constructing Cultures: Essays on Literary Translation. - Clevedon, Philadelphia, Toronto, Sydney, Johannesburg: Multilingual Matters LTD, 1996. – 143 p.
13 Чала Ю. П. Інтертекстуальність і соціосеміотика: перекладацькі аспекти // Язык и культура. Выпуск 7. Том VIII. Теория и практика перевода. – Киев: Издательский Дом Дмитрия Бураго, 2004. – 280 с. - С. 24 - 29.
14 Venuti, Lawrence. The Scandals of Translation: Towards an ethics of Difference. – London and New York: Routledge, 1998. – 210 p.
15 Шадрин В. И. Терминологические проблемы современного переводоведения // Университетское переводоведение. Вып. 3. Материалы III Международной научной конференции по переводоведению «Федоровские чтения» 26-28 октября 2001 г. – СПб: Филологический факультет СПбГУ, 2002. – С. 565. 
16 Харченко В. К. Функции метафоры. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 1991. – С. 30.

Summary
The article explores flimsy grounds of metaphorical term-building in the province of translatology. The strategy of domesticating English metaphorical terms must be pursued with full awareness of those ambivalences which may be triggered off by their uncritical transfer.

 



Категория: Метаязык переводоведения | Добавил: Voats (22.09.2009)
Просмотров: 1073 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]