Вторник, 19.09.2017, 18:26
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Мини-чат
200
English at Work
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Вход на сайт
Поиск
Tegs
BBC: News
At University
Главная » Статьи » Перевод текстов масс медиа

Овсянников В. В. Жанр новостей в англоязычном дискурсе и перевод

УДК: 811.111’373.43’42 Овсянников В. В.

ЖАНР НОВОСТЕЙ В АНГЛОЯЗЫЧНОМ ДИСКУРСЕ И ПЕРЕВОД

У статті розглядається проблема „об’єктивної” презентації події в газетному жанрі новин. Автор висловлює думку про те, що відсутність індивідуальності в газетному стилі, яка є функцією особистісної конвергенції стилістичних прийомів, слід розглядати як важливу перекладацьку проблему. Ця „безособовість” в дійсності приховує підводну частину айсберга, яка іноді потребує небезпечної експлікації в перекладі.
Ключові слова: газетна англійська мова, безособовість, конвергенція, експлікація, глобальний контекст.
The article focuses on the problem of “objective” presentation of events in the genre of news. The author treats “impersonality” of Newspaper English – the function of a special convergence of stylistic means – as an important translation problem. This impersonality is in fact an underwater part of an iceberg that sometimes necessitates a dangerous excplicitation in translation.
Key words: Newspaper English, impersonality, convergence, excplicitation, global context.
 В настоящей статье рассматриваются стилистические особенности «качественного» предъявления информации англоязычному читателю на материале жанра «новости» в английской и американской периодике. Главный тезис, который иллюстрируется здесь, состоит в том, что объективное представление информации, которым справедливо гордятся лидеры англоязычных масс медиа, не исключает использование средств субъективной оценки. Проявляется это, прежде всего, не столько в разнообразии стилистического репертуара (эпитетах, метафорах, антитезах и т. д.), сколько в последовательном использовании дискурса, доминирующего в пространстве англоязычных масс-медиа.
 Актуальность настоящей темы объясняется следующим:
1) Англо-американская периодика, как и в советские времена, является малоизвестным носителем информации для нашего читателя.
2) Уровень университетской культуры предполагает эффективное извлечение информации из современных средств массовой коммуникации (прежде всего, в силу процесса глобализации – англоязычных).
3) Движение к демократии и западным ценностям является официальным курсом украинского правительства.
4) Отечественная англистика стремится установить культурные мосты с западным миром через изучение самых массовых жанров.
5) Профессиональная компетенция переводчика в значительной мере определяется тем, насколько он свободно декодирует жанр новостей и видит в нём «точку зрения» и стилистические доминанты. 
Жанр новостей всегда предполагает контекстуализацию события, т. е. помещение его в логические рамки некого сценария, пространство которого ограничивается схемой 5-w-and-h: who-what-why-how-where-when [1, 300]. Существенной частью сценария выступают пресуппозиции, которые охватывают информацию, известную как адресату, так и адресанту сообщения. Эта (тематическая) информация не имеет формальных средств выражения (ведь она «известна»!) и служит отправным пунктом новости. Новая (рематическая) информация также может быть формально выраженной и невыраженной. 
Центральным механизмом невыраженной информации (как тематической, так и рематической) считается метонимия. Как утверждает Фред Пэррот, англоязычные письменные стили, особенно, Newspaper English, характеризуются в настоящее время такой избыточностью метонимических отношений, что в будущем станут малопонятными для потомков [2]. 
 Смысловое опущение, вызванное метонимией, гармонирует с аналитической природой английского языка и охватывает огромный корпус явлений. Носителями метонимии могут быть аббревиатуры, имена собственные, лексические сращения, цитация, всевозможные намёки, парцелляция, эллипс, аллюзии, неологизмы, перифразы, каламбуры, обыгрывание фразеологизма и др. Все эти явления следует рассматривать как сигналы (knowing nudges, по меткому выражению Фреда Пэррота) принадлежности к одной культуре, стереотип которой охватывается известной аббревиатурой WASP (Western, Anglo-Saxon, Protestant). 
Как только характер адресата (audience design) [3] меняется и реципиентом новости становится человек иной культуры, все упомянутые knowing nudges становятся сигналами чего-то чужого и экзотического [4], а для переводчика – это сигналы относительной переводимости и непереводимости:
«…переводчик обязан стремиться как можно лучше знать этот контекст (речь идёт об интертекстуальных связях новостей – В. О.). Тогда хотя бы часть скрытых цитат он расшифрует и постарается воспроизвести или прокомментировать их в переводе. Здесь, однако, мы сталкиваемся со сложной ситуацией, о которой много спорят теоретики и практики: а надо ли передавать эту аллюзивность, если читатель всё равно не владеет широким контекстом СМИ? По нашему убеждению, расшифрованная переводчиком глубина содержания текста, его аллюзивный подтекст, имеет право быть переданным, более того, у переводчика как раз нет права лишать читателя этой глубины» [5, 200].
Контекстуализация новости обязательно предполагает погружение события в дискурс той или иной культуры. Именно этот дискурс и определяет правила, по которым следует толковать ту или иную новость: 
«It is not the event which is reported that determines the form, content, meaning or ‘truth’ of the news, but rather the news that determines what it is that the event means» [6, 15]. 
Разумеется, каждый журналист может выражать свою личную позицию, но, в целом, это менее характерно для газетного английского, чем для стиля художественной литературы. Это не следует понимать как отсутствие объективной информации в жанре «новость»:
«… эти сведения (новости – В. О.) лишь на первый взгляд могут показаться объективно поданными, в реальности же они подаются под определённым углом зрения, читателю навязывается определённая позиция… В любом информационном сообщении, даже спортивном, можно уловить, на чьей стороне автор. В газетно-журнальном тексте, безусловно, содержится совершенно объективная когнитивная информация. Выражена она независимыми от контекста языковыми средствами: это цифровые данные, имена собственные, названия фирм, организаций и учреждений. Однако их выбор (упоминание одних и неупоминание других), их место в тексте, порядок их следования (например, порядок следования имён политических деятелей) уже обнаруживают определённую позицию» [7, 196 – 197].
Итак, любой сценарий содержит признаки релятивизма. Это объясняется как природой вещей, так и дискурсивными стратегиями качественных изданий с ярко выраженной установкой на «объективность», ограниченную идеальными и материальными потребностями своего адресата: хорошо это или плохо? На этот вопрос стремится дать ответ «новость», ориентируясь при этом, подчёркиваем, на интересы своего адресата и используя при этом знакомый читателю дискурс. В нашем случае адресатом является образованный англоязычный читатель, которому качественные издания предлагают некий «факт», конфликтующие точки зрения на этот факт и возможный сценарий развития факта. 
Иллюстративным материалом послужили статьи пяти качественных англоязычных изданий, освещающих украинские выборы 2006 года (The New York Times – NYT в дальнейшем (USA), The Times – T в дальнейшем (Great Britain), The Guardian – G в дальнейшем (Great Britain), The Wall Street Journal – WSJ в дальнейшем (USA), National Geographic – NG в дальнейшем (USA). Все эти издания, с одной стороны, безусловно, исповедуют доминирующий дискурс, в котором адресатом является упомянутый выше WASP. С другой стороны, они вполне отвечают принципам, афористично сформулированным Катрин Фэннинг:
«The mandate for relentless pursuit of an important story, fearless exposure of wrongdoing, and absolute devotion to press freedom must always be media priorities» [8, 20].
Предметом исследования послужили новости, контекстуализация которых для украинского читателя по очевидным причинам облегчена наличием личного опыта: парламентские выборы 2006 года. Для начала приведём некоторые заголовки об украинских выборах в изложении признанных лидеров англоязычного мира: «Нью-Йорк Таймс» (США), «Гардиан» (Англия) и «Таймс» (Англия). Заголовки приводятся вместе с «довеском» подзаголовка и начального параграфа, в котором наиболее ясно заполняются возможные контекстуальные лакуны: качественные издания обязаны максимально облегчить восприятие информации англоязычному читателю, которому могут быть неизвестны пресуппозиции украинского читателя (принцип экономии мыслительных усилий). 
«Нью-Йорк Таймс»:
Reform Leader Suffers Setback in Ukraine Vote KIEV, Ukraine, Monday, March 27 — President Viktor A. Yushchenko, who led a wave of popular protest to office promising a freer Ukraine aligned with Europe and the United States, suffered a stunning political defeat in parliamentary elections on Sunday, leaving him weakened and his reformist policies in doubt. Mr. Yushchenko called the vote for a new and newly empowered Parliament “the first fair, democratic elections in Ukraine,” and his party appeared to have been routed.
«Гардиан»:
Ukraine’s Orange revolution turns blue 
• Comeback for Yanukovich after his opponents split 
• Nato membership at risk if MPs turn back to Moscow 
Tom Parfitt, Simferopol
Monday March 27, 2006
The Guardian 
The divided leaders of Ukraine’s orange revolution were beaten into second place in parliamentary elections yesterday, less than 18 months since jubilant crowds swept them to power. Early exit polls suggested the former prime minister, Viktor Yanukovich, was likely to seize between a quarter and a third of parliament, raising the possibility he could take back his post. That would put him in an uneasy cohabitation with Viktor Yushchenko, the president and his opponent during the falsified election which gave birth to the revolution in late 2004 and early 2005. 
«Таймс»:
President may form coalition with man he deposed
FROM JEREMY PAGE IN KIEV
JUST 16 months after his victory in a rigged presidential poll was overturned by the Orange Revolution, Viktor Yanukovych has made a stunning comeback in the Ukrainian parliamentary elections to a third of the vote, according to exit polls, in a huge blow to Viktor Yushchenko, the Western-leaning President who led the revolution. The party of Yuliya Tymoshenko, the co-leader of the revolution who was dismissed as Prime Minister last year, won up to 23 per cent, while Mr Yushchenko’s Our Ukraine bloc garnered less than 16 per cent, according to the exit polls. 


It was a remarkable reversal of fortune, raising fears that Mr Yanukovych could slow Ukraine’s integration with the European Union and NATO and return the country to Russia’s strategic sphere of influence. “Our victory will open a new page in the history of Ukraine,” Mr Yanukovych said. “We are ready to work with any party.”
 В самом общем виде оценка приведённых отрывков позволяет сказать, что: 1) они сообщают «об одном и том же»: главной новостью является поражение пропрезидентской партии: suffered a stunning political defeat, his party appeared to have been routed (NYT), were beaten into second place (G), Viktor Yanukovych has made a stunning comeback in the Ukrainian parliamentary elections. His Party of the Regions won up to a third of the vote (T). Разница между оформлением «факта» состоит в том, что «новостью» для NYT и G является поражение одного лидера (Ющенко), а для T «новостью» является победа другого (Януковича). 
2) украинский президент рассматривается ими как носитель реформ: led a wave of popular protest, his reformist policies (NYT), The divided leaders of Ukraine’s orange revolution (G), the Western-leaning President who led the revolution (T).
3) результаты выборов ставят под сомнение способность Украины продвигаться по намеченному пути вестернизации: leaving him weakened and his reformist policies in doubt (NYT), NATO membership at risk if MPs turn back to Moscow (G), an uneasy cohabitation with Viktor Yushchenko (G), a huge blow to Viktor Yushchenko (T), slow Ukraine’s integration with the European Union and NATO and return the country to Russia’s strategic sphere of influence (T). 
4) оба лидера, как проигравший, так и победивший говорят о результатах в оптимистических тонах: В. А. Ющенко: “the first fair, democratic elections in Ukraine” (NYT), В. Ф. Янукович: “Our victory will open a new page in the history of Ukraine” (T). В наиболее концентрированном виде оптимистические формулы представлены в обращении к нации В. А. Ющенко: Freedom triumphed in Ukraine last weekend etc. (WSJ)
5) победа Януковича объясняется расколом в рядах «революционеров»: The divided leaders of Ukraine’s orange revolution (G). Обращает на себя внимание непроблемное (they take it for granted) отождествление оранжевой «революции» с прогрессивными реформами.
6) Украина расколота не только по географической линии. Существует серьёзный водораздел между западной и юго-восточной Украиной по линии языка, культуры и религии. Вот, например, какой комментарий под картой Украины помещает NG: The Great Divide. Europe’s largest nation is torn between two worlds: in the industrial east and south of the country, most people speak Russian and favor close ties to Russia; in the agricultural west, most speak Ukrainian. This split translates into politics: in the 2004 presidential election, the west voted for Yushchenko, while the east and south voted for his Russia-backed opponent, Victor Yanukovitch (NG). Интересно, что в сообщении о «большом водоразделе» англоязычный дискурс делает упор на элементах-носителях когнитивной информации, в то время как обращение президента Украины отдаёт явное предпочтение оценочной модальности: Cultural, religious and linguistic differences have no place on the political agenda (WSJ).
 В заключение следует подчеркнуть, что из пяти факторов, определяющих организацию глобального контекста англоязычных масс медиа, – избирательная информативность, таблоидность, установка на критику, драматизация информации, экономия мыслительных усилий читателя [9] – первый фактор оказывается наиболее тесно связанным с правилами доминирующего дискурса, который накладывает неизгладимый отпечаток на «новость». 
Выводы
1. В общем корпусе стилистических значений может отсутствовать такой важный компонент, как образ автора. Однако, это не упрощает, а усложняет стилистические проблемы перевода.  
 2. «Безликость» англоязычного газетного стиля является производной пяти факторов организации глобального контекста газеты. Доминирующим из этих факторов следует признать избирательную информативность.
3. «Безликость» не следует отождествлять с объективностью. «Элегантные вариации» обеспечивают присутствие оценочности во внешне объективном изложении события.
4. Избыточность имплицитной оценки требует использовать в переводе приём экспликации или примириться с большими потерями информации в «эквивалентном» переводе.
5. Газетный стиль - наиболее сильный инструмент приобщения читателя к культуре страны (в нашем случае - к англоязычной культуре). Концентрация лингвострановедческой информации в газетном стиле очень велика. По сравнению со стилем художественной литературы газетный стиль действует в этом плане так же, как интенсивный курс изучения иностранного языка по сравнению с обычной языковой подготовкой. 
6. Газетная метонимия представляет собой серьёзное препятствие в межъязыковой коммуникации и вынуждает переводчика обращаться к опасной экспликации, если он отказывается мириться с неизбежностью значительных потерь информации в «эквивалентном» переводе.
Литература
1. Galperin I. R. Stylistics. – M.: Higher School, 1977. – 332p.
2. Parrot, Fred. Inescapable metonymy – or, life at the shallow end (know what I mean?) // English Today, vol. 15, № 1, 1999. – P. 52- 54.
3. Hatim, Basil and Mason, Ian. The Translator as Communicator. – London and New York: Routledge, 1997. – 244 p.
4. Юнацька А. Б. Вербалізація стереотипів іспаномовної культури в американському варіанті англійської мови: Автореф. Дис. ... канд. філол.. наук 10. 02. 04. – Запоріжжя: ЗНУ, 2006. – 16 с.
5. Алексеева И. А. Профессиональный тренинг переводчика. – СПб: Союз, 2001. – 288 с. 
6. Hartley, John. Understanding News.- London and New York:Routledge, 1995. – 203 p.
7. Алексеева, ibidem.
8. Katherine W. Fanning. New Perspectives on the News // Agee, Warren K, Ault, Philip H., Emery, Edwin. Mainstreams in Mass Communications. – New York: Harper and Row, 1986. – P. 16 – 21.
9. Овсянников В. В. Глобальная организация стилистического контекста в англоязычном газетном стиле // Вестник Санкт-Петербургского Университета, 2001. – С. 67-75. 


Категория: Перевод текстов масс медиа | Добавил: Voats (19.09.2009)
Просмотров: 761 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]