Суббота, 19.08.2017, 08:31
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Забавные переводческие истории [20]
Поэзия [37]
Примеры переводческого анализа прозы [10]
Лекции [19]
Тексты для сопоставительного анализа [74]
ИЯ (английский)- ПЯ (русский)
Музыка [3]
Конкурс переводов [7]
Оранжевые дети третьего рейха
Единицы перевода и трансформации [16]
УМКД: специальность 10. 02. 16 - переводоведение [97]
Комментарий преподавателя [10]
Конференции [4]
информационные письма
Елена Валентиновна [45]
Задания и контрольные работы
Владимир Валентинович [2]
Книги [21]
Перевод деловой корреспонденции [21]
Программа, тезисы лекций, тексты лекций, тексты для анализа, литература, вопросы к экзамену
Все материалы домашней страницы [31]
Раздел отражает общение со студентами и особенности методической работы
Переводы А. В. Теренина [12]
В этом разделе собраны переводы песен, выполненные Александром Васильевичем Терениным, знатоком английского языка, исследователем с энциклопедическим багажом знаний, человеком необыкновенно скромным, обаятельным и талантливым, многолетней дружбой с которым горжусь. В настоящий момент А. В. Теренин заведует кафедрой английской филологии в Елабуге (Россия).
Мини-чат
200
English at Work
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вход на сайт
Поиск
Tegs
BBC: News
At University
Главная » Файлы » Примеры переводческого анализа прозы

Stefan Heym. The Crusaders
25.10.2009, 09:58


Тексты для сопоставительного анализа:
ИТ (англ.)
1. That night the weather broke. The fog lifted. The stars and the plush-black, fresh sky appeared like new skin after a disease. The air became crisp and clear and dry, the slush turned into ice, and the snow became powdery.
2. And in the morning the sun rose with a brilliance rare in winter; there wasn’t a feather of a cloud. Over the ground torn by battle rose an unblemished, light blue orb, magnificent in its height and transparence.
3. To the men it was more than a sign. It was real (1). For up there, coming from all directions, flying on different levels, were the bombers; even higher, surpassing them, the tiny silvery specks of the fighters; and close to the ground hovered the Cubs (2), seeing the earth as a neat arrangement of squares and lines and circles and dots.
4. A new and different roar added itself to the old sounds of the battle, something more frightening in its intensity than anything heard until now: the seed of bombs falling from the sky in pre-arranged patterns, sticks following each other like darts, arriving in close sequence, screaming, tearing up the ground (3).
5. The great protective cover (4) under which the Germans had operated was torn from them. Every move they made was seen the moment it was started; every tank, every truck, yes, every man that stirred, was like a pin on a map, and the tracks on the snow were like arrows pointing to the target (5).
6. The Army (6), which had been fighting blind, had regained its eyes and seeing, it could reduce the enemy to his proper proportions. It saw that he depended on a few roads which could be blocked at strategic junctions. It saw that he had not been able to consolidate his positions, that he had spread out like a thin-fingered hand (7), each finger vulnerable.
7. In the crisp, sober light of the day, the specter (8) that had risen in the fog lost its terror: it was, after all, the same German Army that had been beaten since Normandy, with the same weaknesses as always – lack of motorized equipment, lack of airforce, lack of gasoline and oil (9). As always, their tanks had to be dug in when the fuel gave out. Converted into artillery pieces, they were like sitting ducks (10) to the American fighter-bombers. The hunt was on(11) – at first against columns and squadrons, then against single vehicles, and in the end against single men (12) running and scurrying for their lives. The armored spearheads (13) which the Germans had driven up to the Meuse found themselves cut off: the trek back began. And while they were harrowed from the air, and harrowed from the flanks (14) by the quick stabs of American light armor, the base of the German bulge was whittled down by Farrish and Patton hammering up from the south, by Hodges forming an anvil in the north (15). When the 101st Airborne at Bastogne was relieved, the battle was won. 

НПТ 

  1. In dieser Nacht schlug das Wetter um. Der Nebel hob sich. Die Sterne und der samtschwarze Himmel waren wie eine neue Haut nach einer Krankheit. Die Luft war frisch, klar und trokken, der Schlamm verwandelte sich in Eis, und der Schnee wurde pulverig.  
  2. Am Morgen erhob sich die Sonne so strahlend, wie es im Winter unr selten der Fall ist. Nicht ein Wölkchen war am Himmel. Über der vom Kampf zerwühlten Erde spannte sich ein reines, hellblaues Firmament, wunderbar in seiner Höhe und Klarheit. 
  3. Fur die Männer war es mehr als nur ein Zeichen. Es war etwas durchaus Wirkliches (1). Denn dort oben, auf verschiedenen Höhen und aus allen Richtungen, kamen die Bomber; und noch höher über ihnen wie winzige, silberne Punkte - die Jäger. Und dicht über dem Boden kreisten die Hubschrauber (2), von denen aus den Männern die Erde wie eine hübsche Landkarte aus systematischen Vierecken und Linien, Kreisen und Punkten erschien.
  4. Ein neues und ganz anders geartetes Dröhnen trat nun neben den gewohnten Schlachtenlärm, etwas, was in seiner Intensität viel furchtbarer wirkte als alles bis dahin Gehörte: die Bombensaat, die nach vorher bestimmten Muster aus dem Himmel fiel, schmale Körper, die einander wie Pfeile folgten, dicht hinterainander aufschlugen, aufheulten, den Boden aufrissen, die empfindlichen Nachschubadern der Deutschen zerrissen und so den Sieg vorbereiteten (3).
 5. Die große Tarndecke, unter der die Deutschen hatten angreifen können, war ihnen nun genommen. Jede Bewegung, die sie machten, wurde noch in dem Augenblick,in dem sie begann, entdeckt; jeder Panzer, jeder Lastwagen, ja, jeder Mann, der sich zu rühren wagte, war wie ein Punkt auf einer Karte. Und die Spuren im Schnee waren wie Pfeile, die auf ein Ziel hinwiesen (5).
  6. Die Armee (6), die blind gekämpft hatte, erhilt ihre Augen zurück - und mit Hilfe dieser Augen konnte sie den Feind wieder aud den ihm seiner Stärke nach zukommenden Platz verweisen. Sie sah nun, dass er von einigen wenigen Strassen abhängig war, die an strategisch wichtigen Kreuzungen blockiert werden konnten. Sie sah, dass er seine Positionen nicht hatte ausbauen können, daß er sich wie eine Hand mit dünnen Fingern ausgebreitet hatte (7), und jeder dieser Finger war verwundbar.
  7. In dem klaren, nüchternen Licht des Tages verlor das Gespenst (8), das sich im Nebel erhoben hatte, seinen Schrecken. Es war schließlich doch nur das gleiche deutsche Heer, das seit der Normandie immer wieder besiegt worden war, mit seinen gleichen alten Schwächen - ungenügende Motorisierung, mandelhafte Luftwaffe und nicht genug Benzin und Öl (9). Wie immer mußten sich ihre Panzer, wenn der Brennstoff ihnen ausging, eingraben. In dieser Weise in eine Artilleriestellung verwandelt, waren sie für die amerikanischen Jagdbomber wie sitzengebliebene Enten (10). Die Jagd fing an (12) - zuerst gegen ganze Kolonnen und Abteilungen, dann gegen einzelne Fahrzeuge und schließlich sogar gegen einzelne Soldaten (12), die um ihr Leben liefen. Die Panzerspitzen (13), die die Deutschen bis zur Maas vorgetrieben hatten, sahen sich abgeschnitten, der Weg zurück begann. Und während sie aus der Luft fortwährend beunruhigt wurden (14) und ebenso von den Flanken her durch die raschen Vorstöße amerikanischer schneller Panzer, wurde die Basis des deutschen Vorstoßes von Farrisch und Patton immer weiter eingeengt, die von Süden her auf die Deutschen einhämmerten, während Hodges von Norden her den Amboß bildete (15). Als die 101. Fallschirmjäger-Division in Bastogne entsetzt wurde, war die Schlacht gewonnen. 
  8. Generalfeldmarschell von Klemm-Borowski gab dem Wetter die Schuld; und gewiß war der Umschwung in dem Augenblick eingetreten, als sein großer Verbündeter, der Nebel, sich hob. Aber in einem irrte der Marschall - er hätte mit oder ohne den Nebel gewonnen, wenn er imstande gewesen wäre, die amerikanische Front in größerem Ausmaß aufzureissen und damit die Basis des Einbruchs zu verbreitern. 
9. Die Niederlage war ihm nicht vom Wetter, sondern von Menschen beigebracht worden. Es waren ganz gewöhnliche Leute ohne Rang und Namen. Aber sie hatten eine bemerkenswerte amerikanische Eigenschaft: sie hatten das Zeug dazu, ihre Füße gegen den Boden zu stemmen und zu sagen: "Warte mal ein Momentchen, mein Freund, stoß uns hier nicht so herum. Wollen erst einmal sehen, was hier eigentlich los ist". Vielleicht sagten sie es nicht mit diesen Worten. Aber sie empfanden es so, und sie handelten danach und blieben fest, und viele von ihnen gaben ihr Leben. Und diese gemeinsame Grundhaltung bildete sich trotz aller sozialen Unterschiede zwischen den einzelnen - trotz der Tatsache, daß manche von Ihnen nicht wußten, worum es ging und was diese Einbruchsschlacht bedeutete; daß die meisten Angst hatten und nur wenige von Furcht frei waren; daß all sich elend, kalt und müde fühlten, am Rand ihrer Kräfte und mit ihren Nerven völlig herunter waren. In der kritischen Stunde erwiesen sie sich als Bürger der Republik.
 
РПТ 
 
1. В ту ночь погода переменилась. Туман поднялся. Звезды и чистое бархатно- черное небо обновились, словно кожа после болезни. Воздух стал свежим, прозрачным и сухим, слякоть превратилась в лед, и снег стал пушистым. А утром солнце взошло в необычайном для зимы блеске; на небе не было ни облачка. Над землей, изорванной боями, поднимался незапятнанный, бледноголубой купол, великолепный в своей высоте и прозрачности. 
 2. Для людей это был не только добрый знак. Это было существенно (1). Ибо там, в небе, по всем направлениям и на разной высоте, летали бомбардировщики; еще выше бомбардировщиков забирались крохотные серебристые пятнышки истребителей; а ближе к земле парили легкие самолеты (2), с которых земля казалась аккуратно расчерченной сетью квадратов, линий, кружков и точек.
 3. Новый, своеобразный шум прибавился к старым звукам боя, по своей напряженности более страшный, чем все слышанное до сих пор: бомбы падали с неба по определенному плану, целые серии бомб летели одна за другой, как стрелы, с визгом взрывая землю (3).
 4. Большой защитный полог (4), под покровом которого действовали немцы, был сорван. Каждый их ход был виден с самого начала; движение каждого танка, каждого грузовика, даже каждого человека было заметно, как булавка на карте, а колеи на снегу были словно стрелки, указывающие на мишень (5).
 5. Армия (6), которая сражалась вслепую, теперь вновь обрела зрение и, прозрев, увидела истинные размеры неприятельских сил. Она увидела, что противник находится в зависимости от нескольких дорог, которые можно блокировать в стратегически важных пунктах. Она увидела, что он не в силах закрепиться на захваченной местности, что его позиции раскинуты словно рука с тонкими пальцами (7), и каждый палец этой руки уязвим.
 6. В живительном, отрезвляющем свете дня призрак (8), возникший из тумана, оказался вовсе не страшен; в конце концов это была та же немецкая армия, которую били со времен Нормандии, с теми же слабостями, что и всегда,- у нее не хватало автотранспорта, не хватало авиации, не хватало бензина (9). Как всегда, немцам приходилось окапывать танки, после того, как кончалось горючее. Превращенные в неподвижные огневые точки, они стали для американских бомбардировщиков чем-то вроде уток на гнезде (10). Охота началась (11) - сначала за колоннами и ротами, потом за отдельными машинами, а подконец и за единичными беглецами (12), спасавшими свою жизнь. Бронированные острия немецкого клина (13), дошедшие до Мааса, оказались отрезанными; немцы начали откатываться назад. И в то время, как их тревожили с воздуха и донимали с флангов (14) быстрыми ударами американских легких танков, основание немецкого выступа очутилось между молотом Фарриша и Патона на юге и наковальней Ходжеса на севере (15). Как только вышла из окружения сто первая воздушнодесантная дивизия, сражение в Арденнах было выиграно. 
  






Пример комментария

1. Язык и стиль романа

В отрывке описываются действия американской авиации в Арденнском сражении, известном в англоязычной истории как The Battle of the Bulge.
Язык «Крестоносцев» напоминает Хемингуэя: сухой, лаконичный, репортёрский, без всяких словесных излишеств, без претензий на риторический блеск, без навязчивого остроумия.

2. 1 Семантический перевод
(автор – Валентин Васильевич Овсянников)

 В ту ночь погода изменилась. Туман рассеялся. Звёзды и бархатно-чёрное обновлённое небо появились, как новая кожа после болезни. Воздух стал чистым, прозрачным и сухим, слякоть превратилась в лёд, а снег стал как порошок.
 А утром поднялось солнце с сиянием, редким для зимы; от туч не осталось ни следа. Над землёй, изуродованной сражением, поднялся чистый светло-голубой шар, великолепный своей высотой и прозрачностью.
 Для солдат это было больше, чем зрелище, это была жизнь. Ибо в небе появились бомбардировщики, они летели со всех сторон на различных высотах. Выше их, обгоняя их, выше их, обгоняя их, возникли маленькие серебряные точки истребителей; а ближе к земле парили разведчики, для которых земля была аккуратно расчерчена на прямоугольники, круги, линии и точки.
 Новый и непохожий грохот прибавился к старым звукам сражения, что-то ещё более страшное по своей интенсивности, чем-то, что слышали до сих пор: серии бомб, падающих с неба как ковёр, спаренные бомбы, следующие одна за другой как стрелы, с небольшими промежутками, воя и разрывая землю.
 Огромный защитный покров, под которым немцы оперировали, был сорван с них. Каждое их движение было видно с самого начала; каждый танк, каждый грузовик, даже каждый движущийся человек был как значок на карте, а следы на снегу были как стрелы, указывающие на цель.
 Армия, которая сражалась вслепую, обрела зрение, она увидела, что враг не так уж страшен. Было видно, что он зависит от нескольких дорог, которые можно было блокировать в узловых пунктах. Было видно, что враг не может консолидировать своих позиций, что он развернулся как рука с тонкими пальцами, каждый из которых был уязвим.
 В ясном, спокойном дневном свете призрак, возникший в тумане, перестал быть страшным; в конце концов, это была та же самая немецкая армия, которую били с момента высадки, с её обычными слабостями – недостаточная моторизация, отсутствие авиации, недостаток бензина. Как всегда, их танки закапывались из-за недостатка бензина. Превращённые в артиллерийские орудия, они были как сидящие утки для американских штурмовиков. 
 Началась охота – вначале за колоннами и отрядами, затем за отдельными машинами и наконец за каждым отдельным солдатом, бегущим во имя спасения жизни. Бронированные клинья, которые немцы вогнали до Мааса, оказались отрезанными; началось отступление. 
 В то время, как их атаковали с воздуха, с флангов наседали американские лёгкие танки, немецкий клин сводился на нет Фэрришем и Пэттоном, действовавшими как молот с юга, и Ходжесом, образующим наковальню на севере. И когда в Бастони была деблокирована 101-я воздушно-десантная, битва была выиграна.


2. 2 Коммуникативный перевод
(автор – Владимир Валентинович Овсянников)

 К вечеру погода изменилась к лучшему. Туман рассеялся. Иссиня-черное небо, на котором сияли звёзды, своей неправдоподобной чистотой и свежестью было похоже на кожицу затянувшейся раны. Лужи замёрзли, снег стал хрустеть под ногами, сухой морозный воздух приятно бодрил. 
 А утром взошло солнце. Такой дивный восход редко наблюдается зимой: не видно ни облачка, а над землёй, испаханной снарядами – только прозрачное небо, поражающее своей девственной голубизной и величием.
 Для солдат это было не только добрым предзнаменованием. Дело в том, что в небе они увидели вполне материальные символы близкой победы. Ибо там со всех сторон на разной высоте появились бомбардировщики, а над ними стремительно проносились крошечные серебряные точки истребителей, в то время как совсем близко над землёй парили разведчики, которым поле битвы виделось причудливыми узорами прямоугольников, линий, кружков и точек.
 В грохоте сражения совершенно отчётливо обозначился грозный рёв моторов, предвещающий неумолимую смерть. Рёв нарастал и поглощал все привычные звуки битвы. Кровь стыла в жилах, а рёв становился всё более ужасным. Серии бомб, падающих с неба, издали были похожи на пригоршни зёрен, ритмично разбрасываемых сеятелем, или на стремительно следующие друг за другом тучи стрел, которые неслись к цели со страшным воем и поражали её так, что содрогалась земля.
 Немецкие армии лишились естественного укрытия, которое позволяло им безнаказанно маневрировать. Теперь каждое их движение фиксировалось в тот же момент, как только начиналось. Каждый танк, каждый грузовик, каждый зашевелившийся солдат, в конце концов, был столь же заметным предметом для американских лётчиков, как булавка на карте военных действий, а следы на снегу служили стрелами, указывающими на мишень.
 Американская армия, сражавшаяся вслепую, вновь обрела зрение и увидела противника в его истинном свете. Она увидела, что жизнеобеспечение его зависит от нескольких дорог, стратегические перекрёстки которых нетрудно блокировать. Она увидела, что немцы были не в состоянии консолидировать свои позиции, что позиции их частей своей конфигурацией напоминают не -сжатые в боевой кулак, беспомощно растопыренные пальцы, любой из которых легко отсечь.
 В свете ясного дня призрак, казавшийся грозным во мраке ночи, утратил свою гипнотическую силу: в конце концов, это была всё та же немецкая армия, которую американцы привыкли громить, начиная с дней своей высадки в Нормандии. Как всегда, немцы испытывали дефицит техники, дефицит авиации, дефицит бензина и нефти. Как всегда, им приходилось закапывать свои танки в землю, когда заканчивалось горючее. Превратившись в неподвижные артиллерийские точки, танки быстро становились лёгкой добычей американских штурмовиков.
 Началась охота. Вначале за скоплениями техники и живой силы противника, затем за любой машиной и, наконец, за каждым улепётывающим вражеским солдатом. Бронетанковые щупальцы, которыми немцы тянулись уже к Меусу, оказались отсечены. Началось отступление.
 С воздуха отступающих крушила авиация, с флангов молниеносные удары наносили лёгкие танки. Немецкий клин был между молотом дивизий Фэрриша и Пэттона, наступавших с юга, и наковальней войск Ходжеса, атакующих немцев с севера. Когда кольцо вокруг Бастони, в которой оборонялась 101-я воздушно-десантная дивизия было прорвано, победа стала окончательной.


3, Комментарий
Пронумерованные соответствия анализируются по порядку.
1. В русском переводе заметна амбивалентность в описании денотата: добрый знак и существенно противопоставляются друг другу. Получается, что добрый знак может быть не очень существенным. Напрашивается экспликация: Для солдат это было не только добрым предзнаменованием. Дело в том, что в небе они увидели вполне материальные символы близкой победы. Недостатком этого варианта является многословие. Коммуникативный перевод может выглядеть так: Для солдат это было больше, чем зрелище, это была жизнь. Сохраняется антитеза и абстрактное существенно заменяется самым конкретным понятием на войне: жизнь.
2. В русском тексте профессиональный жаргонизм the Cubs - any small, light monoplane with a high wing, a single engine and an enclosed cabin (Webster) передаётся нейтральным перифразом легкие самолеты. Немецкий вариант обозначает это понятие как die Hubschrauber (вертолёты). Яснее выглядит перевод с конкретизацией: а ближе к земле парили разведчики.
3. Сильнейшая стилистическая конвергенция третьего абзаца в составе метафоры, сравнения, 5-кратного повтора ing-формы и кульминации ослаблена в русском переводе опущением повтора.
4. Все соответствия построены на сохранении метафоры.
5. В русском переводе опущению подвергается усилительное утверждение yes. В остальном конвергенция в составе градации, лексического повтора и двух сравнений воспроизведена в обоих переводах.
6. Метонимия собирательного существительного сохранена вместе с формальными средствами её актуализации (местоимениями). Более естественно для русского языка так: Было видно, что он зависит от нескольких дорог, которые можно было блокировать в узловых пунктах. Было видно, что враг не может консолидировать своих позиций, что он развернулся как рука с тонкими пальцами, каждый из которых был уязвим. Можно предложить и другой вариант с учётом регулярного использования метафоры кулак для описания боевых порядков: Она увидела, что немцы были не в состоянии консолидировать свои позиции, что позиции их частей своей конфигурацией напоминают не кулак, а беспомощно растопыренные пальцы, любой из которых легко отсечь.
7. Для передачи сравнения в русском языке оказывается неудобным глагол spread. Понятно, что речь идёт не о развёрнутой руке (???) и не о форме пальцев, а о том, что они растопырены, т. е. не годятся для боя.
8. В соответствиях сохранена метафора оригинала.
9. Трёхкратный повтор lack заменён в немецком переводе синонимами, а в русском сохранён.
10. Метафора сохранена.
11. Метафора сохранена.
12. Градация сохранена.
13. Метафора сохранена.
14. Метафора и повтор оригинала нейтрализуются в немецком варианте. В русском вместо повтора используются синонимы.
15. Метафора сохранена в обоих переводах, но ассоциация с культуронимом The Battle of the Bulge утрачена.



4. Выводы
1. В обоих переводах используется стратегия Иеронима (ориентация на оригинал). За счёт этого наблюдается некоторая гибридизация в языках принимающей культуры.
2. Стиль отрывка в целом вызывает ассоциации с репортажем с поля боя. 
3. Теоретическая дискуссия вокруг немецкого «довеска» может иметь три направления: 1) направление Набокова (автор не удовлетворён формальной близостью и пытается улучшить первоначальный текст); 2) направление «остаточности Л. Венути, когда в переводе господствует идея подчинения доминирующему дискурсу [Venuti 1998]; 3) направление Сьюзен Басснетт, когда оба текста рассматриваются как самостоятельные произведения.
 Отдельного внимания заслуживают интертекстуальные связи, в русле которых формируется дальнейшая судьба любой интерпретации и будущих переводов [Арнольд 1999].




Категория: Примеры переводческого анализа прозы | Добавил: Voats
Просмотров: 820 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]