Вторник, 19.09.2017, 18:21
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Мини-чат
200
English at Work
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Вход на сайт
Поиск
Tegs
BBC: News
At University
Главная » Файлы » Тексты для сопоставительного анализа » проза

Инверсия на материале романа Ш.Бронте "Джейн Эйр"
14.05.2010, 19:17
Введение

Инверсия (от лат. inversio переворачивание, перестановка), изме-нение обычного порядка слов в предложении. Как правило, используется для выделения переставленного элемента предложения или для придания всему предложению особого смысла. В языках с фиксированным порядком слов инверсия имеет грамматическую нагрузку, например для образования вопросительных предложений в русском, английском, французском языках. Кроме перечисленного, инверсия один из способов реализации ак-туального членения предложения, например: русское "Видел я отца" или немецкое Den Sohn liebt die Mutter "Сына любит мать". Нередко формы инверсии, не принятые в обычной речи, используются в поэзии. Это можно увидеть например, у А. С. Пушкина:
"Минутных жизни впечатлений
Не сохранит душа моя...",
или:
"Под вечер, осенью ненастной,
В далёких дева шла местах...".


Тема данной работы - «Инверсия в отрывке романа Шарлотты Бронте «Джейн Эйр»».
Материалом для исследования послужил материал из произведения английской литературы.
Целью данной работы является выявление инверсии в конкретном отрывке романа Шарлоты Бронте «Джейн Эйр». При анализе функции инверсии как одного из синтаксических средств организации эмоционально-экспрессивных предложений, служащих для реализации категории эмоциональной экспрессии в английском языке, необходимо осуществить следующие задачи:
1) определить функции инверсии;
2) определить каким образом инверсия участвует в организации эмоционально-экспрессивных предложений;
3) выявить все типы инверсионных высказываний и проанализировать их на основе выбранного отрывка.
Объектом исследования являются инверсионные модели английской речи.
Индивидуальная работа состоит из введения, теоретической и практической частей, и заключения. В теоретической части мы, прежде всего, определяем функции инверсии, затем мы прослеживаем участие инверсии в организации эмоционально-экспрессивных предложений, в итоге мы определяем типы инверсионных высказываний на основе определенного отрывка из произведения. В практической части выводы и предположения теоретической части подтверждаются примерами и инверсионные высказывания анализируются. В заключении изложены самые общие итоговые соображения относительно прагматического аспекта инверсии в английском языке.
Данная тема представляет большой интерес с точки зрения исследования различных особенностей инверсии в английском языке и анализ отрывка из романа «Джейн Эйр».
Новизна работы связана с аспектами использования инверсий английского языка в художественной речи. В результате в художественной речи выделяется относительной автономность таких явлений, как синтаксические инверсии, контрастные лексические сопоставления, преобразование фразеологизмов, использование сравнений и иносказаний, метафор и каламбуров, звукописи и парономазии и т.д. вплоть до трансформации смысловых функций.
На основе выделенной цели работы, а так же определения объекта, предмета и гипотезу, покажем основные задачи, которые необходимо рассмотреть в проводимом исследовании:
1. Рассмотреть теоретические аспекты изучения инверсии в английском и русском языках
2. Определить особенности видов инверсии в английском языке
3. Провести практическую работу по определению инверсий на определенном отрывке из романе Шарлотты Бронте «Джейн Эйр».



1.1. Грамматическая функция инверсии
В.Г. Адмони, выделяя эмоциональную функцию порядка слов в качестве самостоятельной, основное значение усматривает в создании повышенного эмоционального содержания синтаксических единств, что достигается, по его мнению, «измененной» (сдвинутой) формой исходного порядка слов. Оппозиция понятий «исходный» и «измененный» как отклонение от нормы встречается в работах многих авторов, что следует объяснить традицией, связанной с идеей европейского рационализма. Синтаксис же естественного языка постоянно вступает в конфликт с иконическими нормами, что свидетельствует не о нарушении норм, а о том, что «нормы» несовершенны. Современные грамматики английского языка начинают избегать подразделения порядка слов на нормальный и ненормальный.
Споры о "нормальном, нейтральном, не эмфатическом” и "ненормальном, особом, эмфатическом” (термины И.Р. Гальперин) порядке слов всегда не давали покоя стилистам и лингвистам. Проблема местоположения членов предложения (куда входит и проблема инверсии) исследуется учеными с момента зарождения науки «риторики». Сначала порядок слов—"общепринятый” просто фиксировался, затем грамматика стала рассматривать связи между членами предложения—«синтаксические отношения членов предложения», а уже затем стилистика , как наука обо всем выразительном, окрашенном, выдвинутом, стала рассматривать «отклонения от общепринятого» и определять их назначение в речи.
Гальперин И.Р. в своем труде «Очерки по стилистике английского языка» определяет так функции науки, занимающейся всем "необычным, отличающемся и экстраординарном”: «Стилистика языка изучает синтаксические выразительные средства языка и синтаксические стилистические приемы, создающие особую организацию высказывания, отличающую такое высказывание от высказывания в условно называемой нами «нейтральной» форме изложения».
Инверсия, будучи "отклонением от нормы”, как раз и входит в предмет изучения стилистики. Стилистика рассматривает её эффект в речи. Грамматика также рассматривает инверсию, в свою очередь, как нарушение грамматических правил строения предложения. Грамматика описывает какой из членов предложения " выдвинут, выделен”, а стилистика, какой эффект даст выдвижение именно этого члена предложения.
" В самом деле, проблема инверсии рассматривается и в грамматике, и в стилистике”. Так конструкция типа”Only then have I made up my mind to go there” называется стилистической инверсией в курсах грамматики и грамматической инверсией в курсе стилистики. Видимо, поэтому очень трудно назвать некоторые явные грамматические нарушения ошибками. Раз уж они имеют место быть, их можно назвать "отклонениями”. Грамматика в данном случае должна считаться со стилистикой и функциями её подчиненных.
Большинство стилистов сходятся во мнении, что "… уклонения от нормы нельзя рассматривать как ошибки.” Считается, что именно в такого рода отклонениях , основанных на живых процессах языка, иногда скрывается индивидуально-творческая манера автора. Если подобное отклонение часто используется в индивидуально-художественном стиле разных писателей, оно может постепенно типизироваться, получив право на существование в стилистике языка, а затем при выработке определенных и твердых норм использования такого рода отклонений, и в области грамматики. Поэтому "чёткую демакрационную линию между грамматическим и стилистическим в синтаксисе провести трудно, а иногда и невозможно”.
Синтаксическое оформление настоятельно требует соответствующей интерпретации, иначе сам приём теряет своё качество. В подлинно художественном произведении использование инверсии всегда мотивированно цель высказывания.
В предложении Talent Mr. Micawber has; capital Mr. Macawber has not (Dickens) дополнения talent и capital стоят в начале. С точки зрения взаимоотношений данного и сообщаемого здесь наблюдаются интересные моменты: если сравнить этот порядок слов с традиционным, то подлежащее (Mr. Macawber) является данным (give); дополнения (talent, capital) и сказуемое has и has not являются сообщаемым (new). В традиционном же порядке слов сказуемые обычно оказываются в безударном положении и не несут на себе логической эмфазы. Вся сила логического выделения падает на дополнения.
В инвертированном же порядке слов оказывается все новое, сообщаемое, как сказуемое, так и дополнение: дополнения потому, что они поставлены на первое место, сказуемое потому, что оно оказывается под ударением как конечный элемент высказывания. Это особенно бывает заметно в поэтических произведениях, в которых сказуемое оказывается в положении на конце строки. Таким образом, выделенными оказываются не только противопоставляемые стилистически talent и capital, но и has и has not.
Общая стилистическая функция инверсии обычно выявляется из более широкого контекста, чем предложение. Инверсия в современном английском языке может иметь различные случаи размещения членов предложения. Мы воспользуемся описанием способов размещения членов предложения по И.Р. Гальерин :
Первый: дополнение ставится в начале предложения (см. пример)
Второй: определение следует за определяемым (постпозиция определений), например: with fingers weary and worn (Th. Hood)
Третий: а) именная часть сказуемого стоит перед подлежащим: A good generous prayer it was (Twain)
Б) именная часть сказуемого стоит перед связкой, и оба они--- перед подлежащим: Rude am I in my speech (Shakespeare)
Четвертый: обстоятельство стоит перед подлежащим предложения: Eagerly I wished the morrow (Poe) My dearest daughter at your feet I fall. (Dryden)
Пятый: обстоятельство и сказуемое стоят перед подлежащим предложения: In went Mr. Pickwick (Dickens) Down dropped the breeze. (Coleridge)
Все вышеизложенные случаи инверсии в английском языке могут выполнять её различные функции.
В выше приведенных примерах инверсия, во-первых, выполняет функцию грамматическую, так как она нарушает "нейтральный” строй языка. Грамматика рассматривает эти случаи "необычного” расположения членов английского предложения, то есть она регистрирует эти "отклонения”, описывает какой "непривычный” член предложения стоит на каком "необычном” месте по сравнению с правилами расположения членов предложения в грамматике английского языка. Как мы уже упоминали выше, такие грамматические "отклонения” нельзя называть ошибками. Грамматика призвана только фиксировать их, описывать и называть положения членов предложения грамматическими определениями.
При изменении "привычного, правильного” (то есть грамматического) строя порядка слов, воспринимающая сторона (адресат, слушатель) получает сигнал, он выделяет это высказывание или предложение, так как оно отличается, выдается из ряда однородных, "серых” высказываний. То есть инверсия начинает выполнять уже другие функции, свойственные ей.
1.2 Эмоционально-оценочная функция инверсии.
А. При выделении подлежащего.
1. При сказуемом, выраженном непереходным глаголом (to be, to live, to remain, to stand, to lie, to come, to run и т. п.), используется полная инверсия;
а) В предложениях с вводящим there (обычно с глаголом to be):
There is nothing there (J. Steinbeck). There came л repeated knocking at the door (H. Wells).
б) В предложениях без вводящего there (обычно начи¬нающихся с обстоятельства места):
In the corner stood & table set for three (A. Cronin). Beside me sat a man (S. Leacock).
2. В эллиптических конструкциях с so и neither, целью которых является отнесение содержания сказуемого пре¬дыдущего предложения к другому субъекту (подлежащему), используется частичная инверсия:
Bill was tired after the bull-fight. So was 1 (E. Hemingway). Б. При выделении предикатива.
Strange is the heart of woman (S. Leacock).
Ho:
Terrible it had been! (K. Mansfield).
В. При выделении дополнения и об¬стоятельства.
На первое место ставятся дополнения и обстоятельства:
а) Со значением:
Отрицания: never, nowhere, not a word и т. п.
Ограничения: с частицей only.
Усиление: many a time и т. п.
Обстоятельство (может быть выражено словом, словосоче¬танием, придаточным предло¬жением)
Частичная инверсия

Only now, at 'this moment of giving up,
Only when they left the house
did she seem to realize how ugly had been (J. Lindsay). did his normal eloquence return (A. Cronin).


I looked in all directions.., but no house could I make out (Ch. Dickens). Never had he read fiction with such keen zest as he studied those books (J. London). Everything was always in its place, and nowhere could you see a speck of dust (S. Maugham). Only by jerkiness in his movements and by the scuffing of his heels could it be seen that he was old (J. Steinbeck). Only as he closed the door did he remember he had said nothing of his decision (J. Lindsay). Little did we think that we were never to see him again (Ch. Dickens). Many bargains had he picked up there (J. Galsworthy). Many a time in the course of that week did I bless the good fortune (R. Kipling).
б) Наречия, выражающие направление дви¬жения и являющиеся компонентами глагольных сочета¬ний типа to go out, to come in. Постановка их на первое место привносит значение порывистого движения, стреми¬тельного или неожиданного действия.
Полная инверсия при этом имеет место в случае, если подлежащее выражено существительным; ее нет, если подлежащее выражено местоимением:
Up went the steps, bang went the door, round whirled the wheels, off they rattled (Ch. Dickens).
Об инверсии в соотносительных сложносочиненных пред¬ложениях.




Категория: проза | Добавил: Alina
Просмотров: 4270 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 3.1/7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]