Четверг, 19.10.2017, 06:15
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Категории раздела
Мини-чат
200
English at Work
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Вход на сайт
Поиск
Tegs
BBC: News
At University
Главная » Статьи » Дискурс

Овсянникова Е. В. Культурная идентичность в рассказе Моэма “Mr. Know-All”

Секция: 3. Лингвистическая инструментология: функциональный анализ текста и дискурса.

УДК:  811.111:82-34                                          

КУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В РАССКАЗЕ МОЭМА “MR. KNOW-ALL”

CULTURAL IDENTITY IN MAUGHAM’S STORY “MR. KNOW-ALL”

Овсянникова Елена Валентиновна, кандидат филологических наук, учитель Запорожского лицея № 99

Ovsyannikova Yelena Valentinovna

Культурные различия принимают форму стереотипов, которые разрушаются когнитивными сценариями, обнаруживающими сходство между соперничающими этническими группами.

Ключевые слова: межкультурная коммуникация, культурная идентичность, стереотип, когнитивный сценарий, когнитивный диссонанс, дискурс

Cultural differences realize themselves through stereotypes that are challenged and destroyed by cognitive scenarios revealing similarities between people of competing ethnic backgrounds

Key words: intercultural communication, cultural identity, stereotype, cognitive scenario, cognitive dissonance, discourse

 

 

 

 

УДК:  811.111:82-34                                                             Овсянникова Е. В.  КУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В РАССКАЗЕ МОЭМА “MR. KNOW-ALL

Цель статьи  - обратить внимание на главный механизм представления культурной идентичности: сравнение культурных стереотипов.

Главная мысль  – описать культурную идентичность per se (вне точки зрения, под углом которой описывается данная культурная идентичность) невозможно: способ описания одной культуры многое говорит о той культуре, которая её описывает.

Актуальность – межкультурная коммуникация заявила о себе как полноправная наука, но говорить о ней в практическом смысле на фоне сотрясающих мир межэтнических конфликтов и противоречивых законов международного права (нерушимость границ и самоопределение наций), по-видимому, рано: требуется более глубокое и непредвзятое исследование известной дихотомии «свой – чужой».

Теоретические основания проблемы

1. Обращение теории перевода и лингвистики к категориям культурологии обозначено термином «культурный поворот» [7]. 

2. В качестве приоритета представления культурной идентичности называют язык общения [5].

3. Майкл Кронин считает, что путешествия людей ведут, с одной стороны, к установлению мостов между культурами, а с другой, стимулируют осознание собственной культуры  в качестве факта превосходства над «чужим» (the Other) [6].

4. Джордж Стейнер видит феномен размытой культурной идентичности в многоязычии:

“In what language am I, suis-je, bin Ich,

when I am inmost?

What is the tone of self?“ [8]

5. Шарль Балли считал, что близость культур не является собственно лингвистическим явлением: финно-угорские языки не принадлежат индо-европейским, но финны и венгры, безусловно, принадлежат «европейскому психическому складу», а поэтому между таким культурами перевод не представляет проблем  [1].

6. Представление «Чужого» в туристической литературе основано на остроумных и банальных стереотипах, объединённых понятием «странные»:
 [3], [2],  [4]. «Странное» вызывает когнитивный диссонанс.

Начальные строки  новеллы У. С. Моэма Mr. Know-All (в русском переводе «Мистер Всезнайка») содержат ёмкую характеристику проблем межкультурной коммуникации, в которой установление культурной идентичности собеседника занимает центральное место. «Своим» здесь выступает рассказчик-англичанин, от лица которого ведётся повествование. «Чужой» представлен его соседом по каюте. Культурную идентичность рассказчика – типичного англичанина – сразу выдают знакомые стереотипы: он не любит, когда вторгаются в его личное пространство, нарушая столь дорогое ему чувство privacy. Это слово аккумулирует столько культурных коннотаций, что переводится на русский всегда с потерями информации: уединённость, приватность, личная жизнь и др. Дом для англичанина – это его крепость (My home is my castle), в которой он находит privacy – убежище от вторжения «чужих». Приводим начало новеллы:

I was prepared to dislike Max Kelada even before I knew him. The war had just finished and the passenger traffic in the ocean going liners was heavy. Accommodation was very hard to get and you had to put up with whatever the agents chose to offer you. You could not hope for a cabin to yourself and I was thankful to be given one in which there were only two berths. But when I was told the name of my companion my heart sank. It suggested closed portholes and the night air rigidly excluded. It was bad enough to share a cabin for fourteen days with anyone (I was going from San Francisco to Yokohama), but I should have looked upon it with less dismay if my fellow passenger's name had been Smith or Brown.

When I went on board I found Mr. Kelada's luggage already below. I did not like the look of it; there were too many labels on the suitcases, and the wardrobe trunk was too big. He had unpacked his toilet things, and I observed that he was a patron of the excellent Monsieur Coty; for I saw on the washing-stand his scent, his hairwash and his brilliantine.

Mr. Kelada's brushes, ebony with his monogram in gold, would have been all the better for a scrub. I did not at all like Mr. Kelada. I made my way into the smoking-room. I called for a pack of cards and began to play patience.

I had scarcely started before a man came up to me and asked me if he was right in thinking my name was so and so.

"I am Mr. Kelada," he added, with a smile that showed a row of flashing teeth, and sat down.

"Oh, yes, we're sharing a cabin, I think."

"Bit of luck, I call it. You never know who you're going to be put in with. I was jolly glad when I heard you were English. I'm all for us English sticking together when we're abroad, if you understand what I mean."

I blinked.

"Are you English?" I asked, perhaps tactlessly.

"Rather. You don't think I look like an American, do you? British to the backbone, that's what I am."

To prove it, Mr. Kelada took out of his pocket a passport and airily waved it under my nose.

King George has many strange subjects. Mr. Kelada was short and of a sturdy build, clean-shaven and dark skinned, with a fleshy, hooked nose and very large lustrous and liquid eyes. His long black hair was sleek and curly. He spoke with a fluency in which there was nothing English and his gestures were exuberant. I felt pretty sure that a closer inspection of that British passport would have betrayed the fact that Mr. Kelada was born under a bluer sky than is generally seen in England.

(W. Somerset Maugham. Mr. Know-All)

         Приведённый отрывок раскрывает суть проблемы яснее, ярче и убедительнее, чем это обычно делается в сухих лекциях на ту же тему. Бывают, конечно, и другие лекции, но у нас считается хорошим тоном огорошить аудиторию «умными словами», а за деревьями этих слов часто и леса не разглядишь. Наиболее важные признаки межкультурной коммуникации наблюдаются в следующем:

1. Рассказ начинается с подробного описания причин когнитивного диссонанса, возникающего у героя, от лица которого ведётся повествование. Дихотомия «свой» - «чужой» занимает центральное место в самоидентификации и идентификации окружающих. К «чужим» относятся настороженно, так как любая неизвестность таит неприятные сюрпризы. Первое предложение рассказа – очень предсказуемая реакция на «чужого»: I was prepared to dislike Max Kelada even before I knew him.

2.  Идентификация «чужого» производится рассказчиком по нескольким признакам:

А) фамилия Kelada, ясное дело, не ассоциируется с соотечественником – куда спокойнее было бы делить каюту со Смитом или Брауном.

Б) Внушают подозрения излишества в багаже (too many labels on the suitcases, and the wardrobe trunk was too big).

В) Англичанину, в плоть и кровь которого глубоко вошло убеждение, что cleanliness is next to godliness, претит неопрятность:  Mr. Kelada's brushes, ebony with his monogram in gold, would have been all the better for a scrub.

Г) По внешности «чужого» он – южанин:

Mr. Kelada was short and of a sturdy build, clean-shaven and dark skinned, with a fleshy, hooked nose and very large lustrous and liquid eyes. His long black hair was sleek and curly.

Д) Несвойственная англичанам живость речи и сильная жестикуляция тоже относятся к важным признакам идентификации «чужого»:
He spoke with a fluency in which there was nothing English and his gestures were exuberant.
Е) Самое оскорбительное в акте межкультурной коммуникации – это попытка «чужого» выдать себя за «своего»:

I'm all for us English sticking together when we're abroad, if you understand what I mean."

I blinked.

"Are you English?" I asked, perhaps tactlessly.

"Rather. You don't think I look like an American, do you? British to the backbone, that's what I am."

To prove it, Mr. Kelada took out of his pocket a passport and airily waved it under my nose.

3. Рассказчику-англичанину не нравятся манеры человека, который выдаёт себя за соотечественника, но, вместе с тем, ведёт себя так, как никакой, уважающий себя англичанин, не стал бы вести:
He was a good mixer, and in three days knew everyone on board. He ran everything. He managed the sweeps, conducted the auctions, collected money for prizes at the sports, got up quoit and golf matches, organized the concert and arranged the fancy-dress ball. He was everywhere and always. He was certainly the best hated man in the ship.
Своего героя рассказчик определяет про себя как Levantine - житель Леванта (Восточного Средиземноморья). Levantine  – нейтральная этническая характеристика – приобретает отрицательно-оценочные коннотации в контексте и становится в один ряд с теми номинациями, которые определяются как этническое оскорбление (ethnic slur).
4. Навязчивость мистера Келады переходит все границы:
"Do you like card tricks?"
"No, I hate card tricks," I answered.
"Well, I'll just show you this one."
He showed me three.

Мистер Келада всего за два дня ухитрился сделать всё, что для англичанина является табу. Однако, в конце рассказа выясняется, что этот самоуверенный и надоедливый человек способен на благородный поступок: защитить честь женщины ценой собственного унижения. Рассказчик понял смысл действий мистера Всезнайки и оценил их по достоинству в форме сдержанной литоты, столь присущей жителям туманного Альбиона:

At that moment I did not entirely dislike Mr. Kelada.

         С точки зрения стилистики, последняя  фраза рассказа - punch-line. Эдгар По считал, что именно с punch-line должен начинаться рассказ. С точки зрения межкультурной коммуникации здесь обозначен момент, без которого она была бы невозможна: отождествление «чужого» со «своим».

Выводы

1. Рассказ Моэма проливает свет на важные стороны межкультурной коммуникации: «чужой», которым в рассказе представлен левантиец, обнаруживает многочисленные «странности», не позволяющими ему быть принятым в качестве своего в привилегированный мир англичанина.

2. Высокомерное отношение к «чужому»  есть следствием когнитивных сценариев межкультурной коммуникации: они формируют стереотипы, опережающие появление нормальных каналов информационного обмена: стереотипы играют здесь роль шумовых помех, вызывающих когнитивный диссонанс.

3. Развязка рассказа – блестящая иллюстрация недооценённого момента в межкультурной коммуникации: озарения, вызванного узнаванием «своего» в «чужом». Внезапное обнаружение сходства – это ключ к пониманию межкультурной коммуникации.

4. Существуют проекты, ставящие своей целью обнаружить не сходство, а разницу в культурах. Такие проекты возможны даже в пределах одной культуры: «Украина – не Россия» - из их числа. Эти проекты не только противны природе межкультурной коммуникации и антинаучны, но и бесчеловечны: они сеют рознь, а не согласие.

Источники и литература

1. Балли, Шарль. Французская стилистика (перевод с французского
К. А. Долинина) / Шарль Балли – М.: Иностранная литература, 1961. – 395 с.

2. Зайдениц  - Зайдениц, Штефан и Баркоу, Бен. Эти странные немцы: Перевод с английского Ирины Мительман / Штефан Зайдениц и Бен Баркоу – М.: Эгмонт Россия Лтд., 2001. – 72 с.

3. Майол  - Майол, Энтони и Милстед, Дэвид. Эти странные англичане: Перевод с английского Ирины Тогоевой / Энтони Майол и Дэвид Милстед – М.: Эгмонт Россия Лтд., 2001. – 72 с.

4. Япп  - Япп, Ник и Сиретт, Мишель. Эти странные французы: Пер. с англ. Ирины Тогоевой / Ник Япп и Мишель Сиретт – М.: Эгмонт Россия Лтд., 2001. – 72 с.

5. Bassnett, Susan. Reflections on Translation / Susan Bassnett - Bristol, Buffalo, Toronto: Multilingual Matters, 2011. – 173 p.

6. Cronin, Michael. Across the Lines: Travel Language and Translation / Michael Cronin - Cork University Press, 2000. – 172 p.

7. Snell-Hornby, Mary. Translation Studies: An Integrated Approach / Mary Snell-Hornby - John Benjamins Publishing Company, 1988. – 163 p.

8. Steiner, George. After Babel: Aspects of Language and Translation. – Oxford and New York: Oxfo

Категория: Дискурс | Добавил: Voats (09.10.2015)
Просмотров: 469 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]